GUITARBLOG.RU

Гитарно-музыкальный исторический журнал

В продаже новые шикарные гитары FGN (Fujigen) японского производства по цене от 39 000 рублей

Ron Thal

 

Bumble in the Jungle

 

 

Guitarist, Март 2009

Перевод с английского

 

 

Инструменталист и рок-музыкант высочайшего уровня, Рон 'Бамблфут' Таль - возможно, самый великий гитарист из неизвестных. Но теперь он полноправный член Guns N' Roses - и с выходом Chinese Democracy его наконец-то заметили. Слова Чарли Гриффитса, фото - Джесси Уайлд

 

Мы знаем, что вы уже знаете, что пододерматит (bumblefoot) – это инфекционное заболевание, встречающаяся на лапах хищных птиц и других животных. Но это также является псевдонимом Нью-Йоркского гитариста из Бруклина, Рона Таля [любят они там в Нью-Йорке использовать в творчестве названия болезней, взять хотя бы Anthrax – примечание переводчика], который недавно играл на альбоме немного задержавшегося возвращения одной из самых почитаемых рок-групп, примеряв сапоги из змеиной кожи самого культового гитариста последних трёх десятилетий. Не каждый мог бы принять такой вызов. Тем не менее, самое беглое прослушивание любого из его девяти сольных альбомов убедительно докажет, что Рон Таль наделён полномочиями и талантом для этой работы. Его поразительные гитарные навыки - взрывная смесь шред-ликов из коллекции дьявольских трюков и всего прочего, мобилизовали ему целую армию преданных поклонников, смотрящих с широко раскрытыми глазами на его двуручный тэппинг, замысловатые соляки на безладовой гитаре, отточенную медиаторную технику и запилы с почти гусарской лихостью. Но, к счастью, в его игре прослушивается тонкое чувство юмора, поднимающее его техническую пиротехнику за пределы утомительного поливалова грифодрочеров с ютуба, сами знаете кто имеется в виду. Его путь к славе начался в 2006, когда во время затянувшихся четырнадцатилетних родов альбома Chinese Democracy группы Guns N’ Roses, с участием более десятка гитаристов, он получил приглашение войти в состав группы для живых выступлений. Мы встретились с ним, чтобы обсудить, каково это попасть на ринг с GN’R...

Итак, Рон, как ты попал в одну из самых крутых групп всех времен?

 

Всё началось летом 2004 года, когда я получил имейл от Джо Сатриани, который родом из Нью-Йорка, и которого я знаю много лет. Он сказал, что ребята из Guns N' Roses ищут нового гитариста и что он рекомендовал меня. Довольно скоро один из ребят из группы прислал мне имейл с приветом, потом мы переговорили с менеджером и продюсерами альбома, и тогда мы начали строить планы. На какое-то время всё затихло, а в начале 2006 года у них намечался тур, готовый уже стартовать, и мы собрались в Нью-Йорке и начали играть. Мы собирались вместе, играли три песни и говорили: "Круто, давай сделаем еще три завтра!" И так продолжалось две недели, потом мы поехали и сыграли в 27 странах перед миллионами людей. Это было чертовски здорово.

 

Было ли это большим контрастом с вашим предыдущим гастрольным опытом?

 

Да, конечно! В предыдущем туре, нас было семеро, забитых в фургон с дымоходом, колесящий по всей Франции, в котором все рыгали, пердели, и при этом поедали пищу, и мы выступали для пары сотен человек. Полгода спустя у вас есть команда из 60 человек, вы летаете повсюду и даёте концерты для 150 тысяч, так что, безусловно, контраст заметный, по крайней мере, со стороны! Больше всего меня удивило то, что когда ты на сцене, это почти не отличается от любого другого концерта. Я думаю, все, что ты делаешь, происходит изнутри; мои ноги все еще на подиуме, я играю на гитаре, я все еще делаю то, что я обычно делаю.

 

Вы сразу почувствовали себя комфортно, или вам пришлось адаптироваться под классический саунд Guns N’ Roses?

 

Когда мне было около 18 лет, я играл в кавер-группе под названием Leonard Nimoy. Мы исполняли AC/DC, Aerosmith и KISS, а также пару песен из Appetite For Destruction, который только что вышел. Мы играли My Michelle, Mr. Brownstone и Welcome To The Jungle. Так что я вырос на этих песнях и отношусь к ним с глубоким уважением. Что касается адаптации, по большей части я оставляю то, что играл Слэш, особенно что касается мелодий, потому что это именно то, что люди действительно хотят услышать. Но в более быстрых пассажах я даю себе волю.

Как вы начали работу над Chinese Democracy?

 

В промежутке между этапами тура мы запрыгивали в студию и начинали писать трэки.

Песни уже были написаны некоторое время назад, и многие вещи имели очень индустриальный фундамент, и лично для меня единственное, что я чувствовал, что я мог действительно добавить к музыке, это элементы раздолбайства, чтобы заставить звучать гитару как в драйвовой рок'н'ролльной песне. Что довольно забавно, потому что большинство народу думают обо мне, как о каком-то шреддере и они сосредотачиваются на соло, а для меня самое важное, что я добавил в Guns N' Roses, было в ритме и общей атмосфере альбома. Например, я использовал безладовую гитару для некоторых риффов, как на заглавном треке, и чувствую, что этот рычащий саунд действительно добавляет какую-то пикантность песням.

 

Вы чувствовали ответственность и уважение к уже записанным гитарным партиям тех ребят которые уже больше не в группе?

 

Я просто старался сохранить готовые партии, и играть что-то своё, не наступая им на пятки, что-то совсем другое, и в то же время найти баланс между тем, чтобы сохранить уже записанное и внести как можно больше новых вариантов и фишек. К тому же, я не знал, как, в конце концов, все будет сбалансировано, что будет громко, что будет низко, что останется, что уберут. Вот почему я хотел дать понять: "Позвольте мне попробовать абсолютно всё, и я вам всё это предоставлю, и таким образом вы потом сможете всё смикшировать". А позже все будут сидеть сложа руки, и говорить: "Давайте это оставим", или: "Это как-то отстойно, давайте вырежем", или "Эта часть вроде ничего".

Рон на сцене с Guns N' Roses: Группа диктует собственные правила

Мы знаем, что треки Брайана Мэя не вошли в окончательную версию, о чем он выразил своё сожаление. Что случилось с его дублями?

 

Брайан Мэй записал много треков для альбома, которые, к сожалению, не были использованы. Брайан записал соло для Catcher In The Rye много лет назад, и я сделал несколько дублей позже.

И я полагаю, что они просто решили оставить то, что записал я, из за чего я на самом деле чувствую себя немного виноватым. Вы знаете, Брайан Мэй определённо не из той категории гитаристов, которым можно так взять и сказать: "ты не годишься!" Брайан, если ты прочтешь это, ты можешь сыиграть что угодно на какой нибудь из моих пластинок. На самом деле, я вообще не буду играть на гитаре, а ты можешь играть на всех гитарах, я не против.

 

Говоря о вашей собственной работе, со времени присоединения к GN’R вы нашли время для записи и релиза двух сольных альбомов, Normal и Abnormal. Что за история с этими альбомами?

 

Normal был о том, что происходило в моей сумасшедшей жизни в 2004 году, когда происходило какое-то сумасшедшее дерьмо с GN’R. Некоторые из этих песен были вдохновлены бывшим менеджером GN’R, с которым я подрался, поэтому я написал кучу песен об этом парне. Тогда же ещё происходила целая битва в моём в мозгу. Чтобы совсем не сойти с ума, я не мог больше писать музыку, и должен был сделать выбор: хочу ли я быть нормальным, или хочу быть музыкантом? И эта война все время происходила в моей голове. Так что это была основная концепция того альбома.

Когда начался тур GN'R, это было похоже на то, что кто-то повернул ручку Life Intensity на пару делений. Все вещи, что пришли с этим новым опытом вдохновили на написание новых песен. Это автобиография, как бы попытка разобраться в себе: что же происходит? Другие проблемы, которых у меня не было прежде - объективизация, которая происходит, когда вы получаете больше признания, и вы находитесь на виду. Затем были проблемы на гастролях. В туре жизнь очень строгая и спланированная, как в армии, и у вас только одна цель - сыграть следующее шоу. Ты приходишь домой и не знаешь, что с собой делать. Каждый раз, когда я возвращался домой, я чувствовал себя очень безрассудным, я водил машину намного быстрее и был гораздо более сумасшедшим, я делал электромонтажные работы по дому не соблюдая техники безопасности. Мне требовалось пару недель, чтобы успокоиться, поэтому, после последнего тура, как только я вернулся домой, я просто заперся в студии и записал Abnormal, чтобы уберечь себя от неприятностей.

 

Ваша игра уникальна и сразу узнаваема, как технически, так и гармонически. Как ваш развивалось ваше звучание?

 

На самом деле это происходило неправильным образом, потому что все, что я слушал в детстве, это Эйс Фрейли и Джими Хендрикс. А потом эта ерунда, которую я взял от Эдди Ван Халена. Я не знаю, откуда это взялось, ты просто выражаешь себя и всё выходит само собой. Я полагаю, что это какая-то смесь безбашенного рок'н'роллла и каких-то слишком сумбурных идей.

Я всегда был умным ребенком, и просто учился и учился, как губка, впитывая знания, особенно когда я начал изучать гитару. Я начал брать уроки игры на гитаре, когда мне было шесть или семь, и брал уроки на протяжении восьми лет. Я изучал джаз, чтение с листа и теорию, прежде чем изучать соло и всё такое. Первые четыре года это было очень академическое, структурированное обучение. По хорошему, я увлёкся гитарой, лишь благодаря тому, что услышал альбом Alive группы Kiss, который был слишком хорош для пятилетнего. Когда мне было около шести, я собрал группу вместе с соседскими детьми и мы даже написали песни. У нас было не так много жизненного опыта в шесть лет, так что песни, что мы сочиняли, были о Солнечной Системе. У меня даже была песня под названием Jupiter Is Nice. Мы выяснили, как сделать наложения с помощью пары бумбоксов и мы записали несколько демок. У меня до сих пор есть эти записи, и я недавно перевел их все на CD.

 

Так это было ещё и началом вашей продюсерской карьеры?

 

Да, я так думаю. С годами только оборудование становилось лучше. В конце концов, у меня появился микшерный пульт, который использовался с маленьким восьмидорожечным четвертьдюймовым катушечником, затем я перешёл на ADAT, затем Tascam DA-88, синхронизированный с компьютером с Logic на нем, и затем просто писюк, использующий Cubase, затем 24-битный, затем 32-битный и так далее. Игрушки стали лучше, но я все тот же шестилетний ребенок.

Экзотический вкус Рона проявляется в его гитарах

У вас давние отношения с гитарами Vigier, и ваша гитара в виде летающей ноги почти стала вашим фирменным знаком. Почему вы отказались от неё?

 

По необходимости! Я думаю, что это было в Стамбуле, на глазах у 10 тысяч человек, или около того, Я ударил по рычагу, и внезапно эти чёрные и жёлтые деревянные полоски упали мне на ноги, и нижнее крыло оторвалось.

Я посмотрел вниз, типа, "Вот дерьмо!" Потом я посмотрел вверх и увидел десять тысяч лиц, ожидающих, что я продолжу, так что я решил, что пришло время оставить крошку в покое. Я использовал эту гитару для стольких туров, и это была моя главная гитара с '98го года, так что у меня было полных восемь лет, чтобы выбить из нее все дерьмо. Я устроил небольшой конкурс на создание новой гитары Бамблфута, и победителем стал парень по имени Джейсон Мискиминс из Огайо. В итоге у нас получился дабблнэк в стили Джимми Пейджа с почти SG-образным корпусом и двумя грифами, безладовым и ладовым. Это очень интересная концепция. Vigier сделает всего две таких гитары, одну для меня, вторую получит Джейсон. Жду не дождусь увидеть её. А вот моя именная гитара, которую я использую повседневно, это довольно-таки обычный Vigier Excalibur, который мы модифицировали разными штуками. У него есть небольшое отверстие на нижнем роге, где я храню свой напёрсток, и конфигурация звукоснимателей DiMarzio Tone Zone в бридже и Chopper в нэке, с крутой пятипозиционной распайкой переключателя, бриджевый звукосниматель может включаться как хамбакер, так и сингл, или в противофазе, у которой очень приятный тон. Тремоло Floyd Rose опирается на корпус, так что вы можете качать без проблем с расстройкой, плюс, нет ничего хуже, чем порвать струну на концерте и вся ваша гитара расстраивается. Самая крутая вещь у Vigier – это гриф, на протяжении всей длины которого проходит карбоновая вставка, так что вам никогда не нужно его корректировать. Он всегда идеален, независимо от климатических перепадов. Я замучил до чёртиков гитары Vigier и у меня никогда не было проблем с грифом.

 

Так каковы дальнейшие приключения Бамблфута? Тур в поддержку Abnormal?

 

Сразу после Abnormal я знал, что Сhinese Democracy уже практически готов, и я не был уверен, что мы будем делать дальше, какие-то промо-шоу или что-то вроде того, так что я не планировал тур или был вынужден его отменить, как уже случалось ранее. Вместо этого я просто вернулся в студию и сделал акустический ЕР под названием Barefoot, где я взял пять песен из предыдущих альбомов и действительно аранжировал их, под акустическую ритм-гитару, акустическую гитару, бас и вокал. Это был настоящий взрыв, вернуться назад и переосмыслить мои собственные песни. У меня на самом деле был еще один конкурс на сайте, на котором люди выбирали, какой будет пятая песня. Я полностью доверил это форуму, чтобы выбрать любую песню, которую они хотят. Песня, получившая наибольшее количество голосов, была She Knows, записанная около 10 лет назад, которая не попала на диск Uncool и была одной из тех вещей, которые никогда не попадали на другие CD. Чтобы заполнить место на CD, я также включил инструментальные версии треков без вокала - караоке-версии.

 

Есть ли планы на будущее с Guns N’ Roses? Мировое турне или еще один альбом?

 

На данный момент нет никаких планов. Я был бы удивлен, если бы мы не гастролировали, но пока нет никаких планов. Я чувствую родственную связь с группой Guns N’ Roses, потому что GN’R устанавливает свои собственные правила, она делает то, что хочет, когда хочет. И если вы скажете ей, что нужно что-то сделать, она сделает вс наоборот, просто чтобы показать вам средний палец, и я тоже. У многих может не хватить смелости отправиться в эту поездку, не зная, что произойдет, задерживать выход на сцену, так что публика вот-вот взбунтуется и разнесёт это место, а потом ты выходишь ровно за секунду до того, как они взорвутся. Для меня это эквивалент езды на американских горках; вы поднимаете руки вверх и орёте: Уииии!

 

Rumble Like Bumble [я оставил это без перевода, так как эта фраза просто игра слов, характеризующая саунд Рона. Можно было бы перевести "Грохотать как шмель" – прим. переводчика].

 

Помимо его привычных Vigier, саунд Рона в Chinese Democracy достигается гитарой Gibson Les Paul '59 Reissue, включенной в Marshall JCM800 модифицированный Скоттом Сплауном. "Это настоящий сырой рок'н'ролльный коричневый звук, который идеально подходит для GN’R" – говорит Таль. Также в студии использовалась голова Line 6 Vetta II.

"Я использую Vetta II уже много лет", - добавляет он, - "поэтому я знаю их изнутри. Они такие удобные, последовательные и действительно разноплановые, особенно в живой работе. Я могу получить любой звук, который мне нужен, от чистого Fender, до грязного Marshall или реально тяжелого звука типа Diezel, без необходимости тратить тысячи долларов. По хорошему, я использую лишь три или четыре разных звука ... Мне нравится, чтобы все было просто".

 

Знак одобрения Рона

 

Рон Таль сотрудничает с Vigier на протяжении большей части своей профессиональной карьеры, и у него всегда был вкус к прекрасному, будь то Swiss в виде сыра с дырками или его летающая нога со складными пчелиными крылышками. Для тех, у кого более сдержанный вкус, Vigier выпустили именную модель Bfoot 2009 Limited Edition. Гриф выполнен по патентованной технологии Vigier 10% карбона на 90% дерева (известной как система 10/90). Floyd Rose качается на подшипниках, обеспечивая очень плавное движение и более стабильный строй. В нижний рог утоплен магнитный держатель для наперстка, легко доступный для вашего безымянного пальца, а киллсвитч в духе Tom Morello/Buckethead/Thal, является прекрасным дополнением ко всему этому!