GUITARBLOG.RU

Гитарно-музыкальный исторический журнал

В продаже новые шикарные гитары FGN (Fujigen) японского производства по цене от 39 000 рублей

Richie Kotzen

 

MasterShredder

 

Джейми Хамфрис

Guitar Techniques Декабрь 1999

Перевод с английского

 

От шреддера и стадионного рокера до изящного джазмена и неистового блюзмена, и всё это ещё до достижения тридцатилетнего возраста!

 

Довольно впечатляющее резюме, не так ли? Ричи Котцен был одним из первых шредеров Shrapnel Records, найденных Майком Варни в конце '80х. Он сделал себе имя с такими гитаристами как Пол Гилберт, Джейсон Беккер и Майкл Ли Фёркинс. Он также работал некоторое время с американскими рокерами Poison и записал ряд сольных альбомов. Кроме того, Ричи работал с бывшим басистом Deep Purple Гленном Хьюзом, а в настоящее время зажигает фьюжн вместе с легендарным басистом Стэнли Кларком в новой группе, под названием Vertu.

 

Влияния

 

Кто на вас повлиял, когда вы впервые начали играть на гитаре?

 

Когда я только увлёкся музыкой, у меня была запись Jimi Hendrix Smash Hits, на которой были Purple Haze и Crosstown Traffic. Я заслушал её до дыр, и когда я по настоящему начал играть на гитаре, я слушал записи Аллана Холдсворта, Эрика Клэптона и Dixie Dregs. Я увлёкся ВанХаленом довольно поздно, так как меня он не цеплял до соло Beat It на записи Майкла Джексона. После этого, я практически, занялся своими собственными вещами, и в итоге записал свою первую пластинку, когда мне было 18 лет.

Вы играли довольно сложный материал на этих первых записях.

 

Тогда это было больше для выпендрёжа! Там было много быстрых сложных вещей, но тогда это было очень модно. Моя следующая пластинка была моим первым реальным шансом спеть. Потом я стал больше склоняться к написанию вокальной музыки.

 

Вы сочетаете несколько совершенно разных стилей на своих записях.

 

Ну, я записал блюзовый и фьюжновый альбомы с Джеффом Берлином и Грегом Биссонеттом. Мне нравится блюз и фанк. Я слушал Parliament и Sly And The Family Stone – мне всегда нравились такие вещи. Таким образом, что бы я ни делал, у меня машинально всегда присутствует что-то блюзовое, фанковое, что я оттуда я и начинал.

 

Вы брали какие-нибудь уроки, когда начинали играть?

 

Я начал учиться играть на фортепиано, когда был ещё маленький. Но примерно, через год, я увидел гитару на распродаже, и подумал, что этот инструмент гораздо круче! Так что я начал брать уроки игры на гитаре, когда мне было лет шесть или семь, и продолжал время от времени, примерно до пятнадцати лет.

 

 

 

Первый перекур

Ричи Котцен и Джейми Хамфрис

Я жил в Пенсильвании. В то время у Guitar Player была колонка Spotlight, которую вёл Майк Варни. Ежемесячно он представлял новых, неизвестных гитаристов. Поэтому я начал записывать демки своей собственной музыки и отправлять их туда, и наконец, мне позвонил друг, который учился в Беркли и спросил: "Почему ты не сказал мне, что попал в этот журнал?" Я и не знал! Сначала я не поверил ему и подумал, что он меня разыгрывает, на что он прочитал мне эту статью, и примерно через месяц мне позвонил Майк Варни. Я послал ему ещё кое-что, а потом он спросил, не соглашусь ли я участвовать в записи для него. Так он купил мне билет, я прилетел и заполучил Стю Хэмма на бас и Стива Смита на ударные.

 

Первые пара альбомов были сосредоточены на шреде, но позже они стали более разнообразными.

 

Я начал записываться в очень юном возрасте, и все эти вещи теперь документируют хронологию моего роста. Многие не записываются, пока им не исполнится 26 или 27, и к тому моменту они уже прошли все свои фазы экспериментов, и сформировали свою музыкальную индивидуальность. На этих ранних записях у меня не было никакого направления, так что они – это я, проходящий через то, через что проходит каждый музыкант, просто экспериментируя и выражая себя в музыкально.

 

Как вы попали в Poison?

 

Сразу же после того, как я выпустил Electric Joy, я подписал сольный контракт с Interscope, и парень, который подписал меня на этот лейбл, в своё время подписал Poison, когда работал в Capital. Поэтому, когда Poison потеряли своего гитариста, они стали ему названивать. Они читали обо мне, и хотели, чтобы я приехал и поиграл с ними. Когда я встретился с ними, я действительно подружился с ребятами, и почувствовал, что они действительно могли использовать мой талант в группе. Мы записали альбом, который я до сих пор считаю очень сильным.

 

Этот альбом вышел в самый разгар того, когда сцену заполонил грандж.

 

Да, это было примерно в то время, когда появились группы из Сиэттла, и произошёл сдвиг от хард-рока в альтернативный рок. К сожалению, многие рок-группы в то время просто развалились, но эта запись была хорошим опытом, я прекрасно провёл время.

Вы сделали другой сдвиг, в сторону направления джаз/фьюжн. Как это произошло?

 

После Poison я записал на Geffen ещё один альбом (Mother’s Head Family Reunion). И после этой записи, я испытывал некоторые личные проблемы, я вообще не знал, чего хочу. Я записал альбом Tilt с Грегом Хоу и Wave of Emotion для японского лейбла. Тогда я решил сделать что-то радикально новое, в результате чего получился Inner Galactic Fusion Experience. На этом альбоме я использовал все влияния того времени, когда я был ребёнком и слушал Mahavishnu Orchestra и раннего Аллана Холдсворта.

 

Игра на этом альбоме чертовски навороченная.

 

Да! На сегодняшний день это, пожалуй, мой любимый альбом.

Как появился проект Vertu?

 

Они собрали группу и искали гитариста. Их менеджер позвонил мне и попросил меня заехать к ним на денёк, и устроить с ними прослушивание. Стэнли показал мне одну из мелодий, мы сыграли её, и я поехал домой. Поздно вечером мне позвонили, и сказали, что хотят, чтобы я в этом участвовал. Так что это было довольно круто! Это действительно отличная группа. Я многому учусь и у меня есть место, чтобы выразить себя с помощью гитары.

 

Как насчёт будущих сольных релизов?

 

Я записал блюзовый альбом, который называется Bi-Polar Blues. Я закончил запись этим летом, и скоро она появится в продаже. Это настоящий альбом традиционного блюза. Я включил в него несколько песен Роберта Джонсона, и это музыкальный стиль, который я действительно люблю и чувствую себя в нём комфортно. У меня также есть ещё один альбом с вокалом, который я записал в Японии. Он называется Break It All Down.

Инструменты и оборудование

 

Гитары: Я переключился с Ibanez на Fender с тех пор, как записывал Electric Joy. На обложке я с Ibanez, и я использовал какой-то Ibanez для материала с рычагом, но большинство было в основном записано на Fender. Затем, когда я записывал альбом с Poison, Fender связались со мной и прислали телекастер и страт. И по сей день этот телек остаётся моей основной гитарой. Я записывал целые альбомы на этой гитаре, что я ещё могу сказать? Это удивительный инструмент.

Звукосниматели: На телеке стоят Texas Special, но на моих именных страте и телеке (производятся в Японии) стоят кастомовые DiMarzio. Некоторое время я использовал сет Fast Track T, но на моих стратах стоят звукосниматели, которые выглядят как обычные синглы, но это хамканселлеры. Именные телеки оборудованы Hot Rail, но я не уверен какого типа, так как у меня было очень много разных.

Усилители: Я записал альбом Vertu с новым цифровым преампом Yamaha DG1000. Я использую его с ламповым усилителем Marshall, и это звучит великолепно. Yamaha недавно выпустила версию в формате головы, которая также звучит круто. Я также использую усилители Mesa/Boogie Heartbreaker, но сейчас я полностью переключился на Yamaha, потому что он очень гибкий. Вы можете запрограммировать и сохранить настройки [благодаря моторизированным вращающимся ручкам – прим. переводчика]. В этом туре я также использовал кабинеты Marshall.

Эффекты: Все свои эффекты я получаю от педалей. На Inner Galactic Fusion Experience я добился некоторых странных эффектов, удерживая ноту и поворачивая ручку дилея. Звучит довольно круто. Я также использую педали Whammy и вау. Но большинство необычных эффектов – мой дилей.

Струны: Я играю на D'Addario 11-49, и использую их со второго альбома. Также я использую довольно толстые медиаторы.