GUITARBLOG.RU

Гитарно-музыкальный исторический журнал

В продаже новые шикарные гитары FGN (Fujigen) японского производства по цене от 39 000 рублей

Metallica

 

Разговоры о Трэш-метал

 

 

Ричард Бинсток

Guitar World, Декабрь 2008

Перевод с английского

 

 

 

От переводчика: Прочитав эту беседу, я заметил, что она не является интервью. Очень уж много цитат я читал слово в слово в других материалах журнала. Ричард Бинсток, просто надёргал отдельные фразы их статей других авторов Guitar World за прошлые пару десятилетий (статья опубликована в конце 2008 года) и скомпилировал их них некое подобие интервью. Тем не менее, мне это показалось достаточно интересным.

 

Музыканты группы Metallica и их коллеги по металлическому цеху расскажут историю первого десятилетия группы от Kill 'Em All до Чёрного Альбома.

 

Почти 30 лет назад в Лос-Анджелесе вундеркинд-подросток Ларс Ульрих, забросив теннис, ставший барабанщиком, впервые сыграл джем с Джеймсом Хэтфилдом, певцом и гитаристом из ближайшего Южно-Калифорнийского городка Дауни. В то время не слишком впечатлённый Хэтфилд решил, что первый сейшн будет для них последним. Он, конечно, был очень неправ. Став костяком Metallica, Хэтфилд и Ульрих выступили бесчисленное число раз для миллионов поклонников по всему миру и продали не один миллион альбомов.

 

Всё это было бы невозможно без множества музыкантов, прошедших через ряды группы на протяжении многих лет, среди них гитарист Дэйв Мастейн, басист Джейсон Ньюстед, и, возможно, самый важный, покойный великий басист Клифф Бёртон. Но ни одного музыканта не было с Хэтфилдом и Ульрихом дольше, чем лид-гитарист Кирк Хэмметт, который присоединился к Metallica перед записью их дебютного альбома 1983 года, Kill 'Em All и чьи быстрые мелодичные соляки являются незаменимым элементом звучания группы и по сей день.

 

Группа Metallica, дополненная в настоящее время басистом Робертом Трухильйо, недавно выпустила свой девятый студийный альбом Death Magnetic. Альбом преподносится как возвращение к истокам трэш-метал, что делает его идеальным поводом, чтобы рассказать историю тех стилеобразующих ранних лет

 

В этой эксклюзивной беседе Хэтфилд, Хэмметт и Ульрих вместе с некоторыми друзьями и бывшими коллегами по группе оглядываются на первое десятилетие Metallica и рассказывают о записи своих первых пяти альбомов. Глазами тех, кто видел, слышал и помогал создавать вневременную музыку, Guitar World показывает рост Metallica от Лос-Анджелесского трэша до самой великой хэви-метал группы в мире.

Часть I. Начало

 

В 1980 году 16-летний Ларс Ульрих переезжает с семьёй из родной Дании в Лос-Анджелес. Вдохновлённый Deep Purple и Новой Волной Британского Хэви-Метал, в лице Diamond Head, Saxon и Motörhead, Ульрих бросает свою теннисную ракетку, берёт в руки пару барабанных палочек и решает сформировать группу. Среди первых, с кем он познакомился после переезда в Лос-Анджелес – Брайан Слэйгел, подросток из Южной Калифорнии, который основал независимый звукозаписывающий лейбл Metal Blade.

 

БРАЙАН СЛЭЙГЕЛ: Ларс всегда говорил "Когда-нибудь я соберу группу", а я такой: "Конечно, бро. Почему бы нет" В углу его спальне стояла небольшая ударная установка, но она даже не была настроена. Я всегда смеялся когда видел это, потому она представляла собой полный бардак. Но когда я начал собирать Metal Massacre [компиляцию Metal Blade из местных бесконтрактных метал-групп], Ларс подошёл ко мне и спросил: "Если я соберу группу, смогу ли я попасть на альбом". Поскольку он был хорошим другом, я ответил: "Конечно!"

 

Летом 1980 года Ульрих размещает в газете SoCal Recycler объявление: "Барабанщик ищет других музыкантов, с которыми можно поиграть Tygers of Pan Tang, Diamond Head, Iron Maiden". Среди откликнувшихся – гитарист Джеймс Хэтфилд.

 

ДЖЕЙМС ХЭТФИЛД: Когда мы с Ларсом впервые собрались на джем, ничего не произошло. Но он познакомил меня с совершенно новым миром тяжёлой музыки. Я слышал об Iron Maiden и Def Leppard, но не слишком много слышал о других менее известных английских метал-группах. Я проводил целые дни, просто изучая его коллекцию пластинок, записывая на кассеты REO Speedwagon с такими группами, как Angel Witch, Diamond Head и Motörhead. Я был как в раю у него дома.

 

СЛЭЙГЕЛ: Когда Ларс услышал о компиляции Metal Massacre, которую я собирал, они вдвоем записали Hit The Lights на небольшой кассетной портастудии Fostex, а их друг, Ллойд Грант, который был преподавателем игры на гитаре, записал им соляки.

 

ХЭТФИЛД: Ларс предоставил мне возможность участвовать в записи, и это было довольно интересно. В тот период своей жизни я хотел играть музыку. Я не хотел вкалывать.

Ульрих крадёт название Metallica у друга, радио-диджея Рона Кинтаны, который упомянул его как возможное название для готовящегося к запуску своего фэнзина. Ульрих и Хэтфилд приглашают басиста Рона МакГовни, который ранее играл с Хэтфилдом в группе Leather Charm, и гитариста Дэйва Мастейна, чтобы окончательно сформировать состав группы.

 

ДЭЙВ МАСТЕЙН: Перед [первой] репетицией я пришёл к Ларсу, и он поставил мне кассету с Hit The Lights. Я сказал: "Эта песня – отстой. Вам нужно больше гитарных соляков. И Ларс подумал: "Неужели?" Я убедил его, что ни должны взять меня в группу и пришёл на репетицию. Пока я настраивался, все остальные ребята ушли в другую комнату. Они со мной не разговаривали, поэтому я вошёл и спросил: "Какого хрена? Я в группе или нет?" И они ответили: "У тебя концерт". Это было так просто.

 

КЕРРИ КИНГ (гитарист Slayer): Я помню, как Дэйв играл с Metallica в клубе Woodstock в Анахайме (Калифорния). Он нарезал все эти убийственные соло и риффы, и он просто смотрел на толпу, даже не глядя на свои пальцы. Я был потрясён.

 

Весной 1982 года состав Хэтфилд-Ульрих-Мастейн-МакГовни записывает демо из четырех песен с новой версией Hit The Lights. Лента стала известна как демо Power Metal из-за визитных карточек с этой фразой, которые напечатал МакГовни.

 

РОН МАКГОВНИ: Ларс сказал: "Что ты наделал! Какой нахрен пауэр-метал? Не могу поверить, что ты сделал такую глупость!" Он был так зол на меня.

 

В конце 1982 года, в поисках замены МакГовни, Ульрих и Хэтфилд обращают внимание на басиста Клиффа Бёртона, игравшего со своей группой Trauma в Whisky a Go Go в Лос-Анджелесе [по другой версии это был клуб Trubadour – прим. переводчика]. Они просят его присоединиться к Metallica. Бёртон соглашается, при условии, что группа переедет в его родной город Сан-Франциско.

 

СЛЭЙГЕЛ: У Metallica было много трудностей в Лос-Анджелесе, потому что все владельцы клубов считали их либо слишком тяжелыми, либо слишком панковскими. В Сан-Франциско они чувствовали себя намного лучше, чем когда-либо в их родном городе.

 

ГЭРИ ХОЛЬТ (гитарист Exodus): Когда они впервые приехали в Область Залива, Лос-Анджелес был известен не более чем множеством дерьмовых групп. А потом приходит эта группа, разделяющая наши пристрастия - Diamond Head, Budgie… Metallica появились и начали выступать повсюду.

 

До того, как Бёртон присоединился к команде, Metallica записала демо No Life 'Til Leather, в котором была представлена большая часть материала, который, в конечном счете, войдёт в альбом Kill 'Em All. Демо становится популярным торговцев андеграундными кассетами.

 

ХОЛЬТ: Распространение магнитоальбомов – это то, благодаря чему нас всех услышали. Вы записывали демо, а барыги распространяли его по всему миру среди всех фанатов, журналов и независимых звукозаписывающих лейблов.

 

КИНГ: Кассета Metallica стала популярной. У всех она была в фонотеке.

 

СКОТТ ИЭН (гитарист Anthrax): Когда я услышал No Life 'Til Leather я сразу подумал: "Вау! Вот кучка ребят с другого конца страны, которые делают тоже, что и мы. И сейчас они даже немного лучше нас". Я помню, как присутствовал, когда Джонни Z [Джон Зазулла, владелец магазина звукозаписи Rock N ’Roll Heaven в Нью-Джерси и основатель инди-лейбла Megaforce Records] получил его по почте. Он включил кассету, и я такой: "Ну не хрена ж себе! Кто эти ребята?" Джон ответил мне: "Они называются Metallica, и я везу их в Нью-Йорк. Как-нибудь мы запишем пластинку".

 

ДЖОННИ Z: Мы собрали полторы тысячи долларов, чтобы они смогли арендовать фургон, и приехать на Восточное Побережье, чтобы отыграть несколько концертов.

Metallica останавливается в Music Building в Квинсе, Нью-Йорк, где также репетирует Anthrax. Группа живёт и репетирует в этом здании, и играет свои первые концерты на Восточном Побережье.

 

ИЭН: Metallica играла на разогреве Vandenberg [группа гитариста Эдриана Ванденберга, позже присоединившегося к Whitesnake]  в L'amour в Бруклине, и мы все подгребли туда второй половине дня, ожидая их саундчека. Мастейн был уже в жопу пьян и орал на Ванденберга: "Убирайся на хер со сцены! Ты отстой!" И мы все такие: "Какого хрена чувак? – Тише, не буянь!"

 

СЛЭЙГЕЛ: Тогда мы все любили выпить и хорошенько зажечь, но Дэйв мог зайти гораздо дальше, чем кто-либо другой, и было очевидно, что рано или поздно это станет проблемой.

 

ИЭН: Однажды я пришёл на репетицию в Music Building, а Клифф курил на улице. Он сказал мне, что они только что выгнали Дэйва из группы. Остальные рассказали: "Мы собирались сделать это уже несколько недель. Мы разбудили его сегодня утром, и он был настолько пьян и с бодуна, что ещё до того, как он понял, что происходит, мы выкинули его отсюда". Я спросил их, что они собираются делать, и они ответили, что у них есть уже другой парень, который едет сюда. Его звали Кирк Хэмметт, и он был гитаристом в Exodus.

 

КИРК ХЭММЕТТ: Я был знаком с музыкой Metallica до того, как присоединился к группе. У меня была кассета No Life 'Til Leather, и мы с друзьями слушали её довольно часто. Это было то, что слушали все на андеграундной металлической сцене Сан-Франциско в 1982 году. К тому же, Exodus довольно часто играли с Metallica в Сан-Франциско. Первый раз я поговорил с Ларсом после того, как они только что закончили сет, и я сказал: "Спасибо, что разрешили нам сыграть". Вы мне очень нравитесь". Он сказал: "Да, круто ", но когда я разговаривал с ним, он начал раздеваться, снимая сценическую одежду. И прежде чем я осознал это, он стоял передо мной просто совершенно голый. Меня это шокировало. Я сказал себе: "О, он европеец". Для европейцев это в порядке вещей".

 

ЛАРС УЛЬРИХ: Я помню, как впервые услышал Кирка. У него было то чувство, укоренившееся в европейском металле, которое есть не у многих молодых гитаристов. Было очень приятно услышать американца, который не играл как Эдди ВанХален.

 

 

 

Часть II. Kill 'Em All

За кулисами Old Waldorf, Сан-Франциско. 18 октября 1982. Фото: Bill Hale. Рон не обоссался, это Дэйв пролил пиво на его джинсы.

Редкий кадр. Мастейн с Ibanez. Да и МакГовни похоже с Fender.

Весной 1983 года Metallica едет на студию Music America в Рочестере, штат Нью-Йорк, чтобы записать свой дебютный альбом Kill 'Em All с продюсером Полом Курчо.

 

ХЭММЕТТ: Мы полностью разгромили это место. Мне было так хреново. Но нас было четверо мужиков, понимаете? В каждой комнате был ковёр, и мы тогда бухали 24 часа в сутки. Так что можете себе представить, чем всё обернулось. Там где могут наблевать или обоссать, не должно быть ковров.

 

УЛЬРИХ: Сама студия находилась в подвале этого огромного здания старого колониального типа. На втором этаже был огромный банкетный зал, идеально подходящий для хорошего звучания барабанов. Проблема заключалась в том, что это место было с долбаными привидениями. Мои тарелки начинали вращаться без причины. Вот такая херня. Это было страшно.

 

ХЭТФИЛД: Иногда мы выставляли гитарные и басовые стэки в банкетный зал для создания атмосферы. Я помню, как Клифф находился в этом помещении со всеми своими усилками и наушниками, когда он записывал своё басовое соло (Anesthesia) Pulling Teeth. Он буквально просто стоял непосредственно перед своими усилителями.

 

ХЭММЕТТ: Гитарный материал был записан через волшебный мифический Marshall Джеймса. Его модифицировал какой-то парень из Лос-Анджелеса, который раньше работал над оборудованием Эдди ВанХалена. Я тоже им пользовался, потому что у нас тогда было не так много оборудования. Я также использовал педаль вау-вау и Boss Super Distortion. Джеймс играл на своём белом Flying V, а я на своём чёрном Flying V. Это единственные гитары, которые у нас тогда были.

 

Хэмметт, который состоял в группе всего несколько месяцев, всё ещё вынужден был бороться с нависающей тенью Дэйва Мастейна, который написал много риффов и соло к песням.

 

ХЭММЕТТ: Джонни Z сказал: "Знаешь, ты должен играть соляки Дэйва. Я ответил: "Нет, я совсем не хочу играть соло Дэйва". Тогда он предложил: "Почему бы тебе не сыграть вступление к каждому соло, чтобы слушатели думали, что ты будешь играть соло Дэйва, а потом ты можешь продолжить его чем-нибудь своим". Именно так я и сделал.  В двадцатилетнем возрасте, поставив себя в такое положение, ты не захочешь раскачивать лодку, особенно, будучи новичком. Так что я взял первые четыре такта большинства соляков, а остальное изменил.

 

ХЭТФИЛД: Дэйв притащил песню The Four Horsemen из репертуара одной из его предыдущих групп. Тогда она называлась Mechanix. После того, как он покинул Metallica, мы вроде как "починили" песню. Его текст был довольно глупым.

Metallica возле своего дома на бульваре Карлсон в Эль Серрито. 1984 год. Фото: "Banger" Bart

Kill 'Em All выходит 25 июля 1983 года на Megaforce. Несмотря на то, что первая волна трэш-групп, включая Exodus, Slayer, Anthrax и Overkill, уже вовсю выступают, Metallica - первая группа, которая записала и выпустила полноформатный виниловый альбом.

 

ХЭТФИЛД: Это Клифф придумал название для альбома. Изначально мы должны были назвать его Metal Up Your Ass. Нам позвонил наш менеджер и сказал, что половина магазинов грампластинок не возьмёт альбом, если он будет так называться. Клифф сказал: "Знаешь что? Нахуй этих ублюдков, чувак. Мы должны просто убить их всех".

 

ХЭММЕТТ: После того, как мы записали альбом и вернулись на Залив, казалось, что там появилось с десяток или дюжину новых групп, которые играли быстрые и по-настоящему агрессивные вещи.

 

ДЭЙВ ЭЛЛЕФСОН (бывший басист Megadeth): Я помню, как когда-то  Дэйв [Мастейн] получил фан-письмо от какого-то парня с Залива, который написал: "Не могу дождаться, когда услышу твои новые вещи". Надеюсь, это будет быстрее, чем Metallica". На следующий день мы пошли на репетицию, и темп всех вещей вырос на 50 ударов в минуту! [напомню, что статья опубликована Guitar World в конце 2008 года - прим переводчика].

 

ХЭММЕТТ: Одна из причин, по которой мы играли так быстро, заключается в том, что мы просто нервничали. Когда я был молодым музыкантом, и когда я нервничал, у меня была тенденция к ускорению. Присоединившись к Metallica, я подумал, что это здорово, потому что это никогда не бывает слишком быстро.

 

ХЭТФИЛД: Ларс всегда нервничал на сцене, поэтому он играл все быстрее и быстрее. Никто не хотел занудствовать, и указывать ему на это. Мы просто подумали, чёрт возьми, мы тоже будем играть быстро, и это то, что мы сделали на записи.

 

ХЭММЕТТ: Я был бы счастлив, продать несколько копий и поехать в клубный тур по Штатам. Для меня это уже было бы успехом. Потом, когда мы узнал, что на самом деле поедем в Европу и выступим там с концертами, я впервые подумал: "Боже мой, это совершенно неожиданно". Для Джеймса, Клиффа и меня, которые никогда не были за пределами Соединённых Штатов, всё это было очень вдохновляющее, потому что там было больше возможностей, чем мы представляли себе в начале.

 

ИЭН: Джони Z пытался выбить контракт для Metallica, и все ребята на крупных лейблах затыкали уши, когда он ставил им запись. Они были невежественны. Но когда они увидели, сколько копий Джонни продал, они поняли: "Ух, ты, тысячи подростков слушают эту хрень".

 

ДЖОННИ Z: Мы напечатали полторы тысячи копий, и они ушли через пять секунд. Мы напечатали ещё 3500, и они ушли за неделю. Мы просто продолжали штамповать и штамповать, а затем Electra забрала их для Ride The Lightning.

 

 

 

Часть III. Ride The Lightning

 

После завершения европейского тура на разогреве у Venom, в начале 1984 года Metallica отправилась на студию Sweet Silence в Копенгагене (Дания), чтобы записать свой второй альбом с продюсером Флеммингом Расмуссеном. В результате, Ride The Lightning, выходит на Megaforce 27 июля. Несколько месяцев спустя, после концерта в Нью-Йорке, группа подписывает контракт с Elektra, что делает их первым трэш-металлическим коллективом, подобранным мэйджор-лейблом. Затем осенью 1984 года Elektra переиздает Ride The Lightning.

В туре с Venom

УЛЬРИХ: Клифф был ответственен за многое из того, что случилось между Kill 'Em All и Ride The Lightning. Он действительно открыл нам с Джеймсом совершенно новые музыкальные горизонты гармоний и мелодий. Весь наш совместный способ написания песен стал очень сильно связан с музыкальным вкладом Клиффа.

 

ХЭТФИЛД: Гастроли определённо расширили наш кругозор. Мы начали замечать другие вещи, происходящие в мире. Именно тогда в наших текстах стали появляться более упрямые, смелые мысли. И на самом деле, необходимость сесть и записать альбом изменила ситуацию, потому что Kill 'Em All были просто песнями, которые мы играли в клубах в течение двух лет, прежде чем записали их.

 

ХЭММЕТТ: Я записал весь альбом с помощью усилителей Marshall и своего Gibson Flying V, и к тому времени у Джеймса уже был его Gibson Explorer.

 

ХЭТФИЛД: Весь этот альбом был действительно огромным шагом для нас. Creeping Death стал нашим первым, скандирующим, гэнг-вокалом. В этом была какая-то ценность, обеспечивающая сплочённость группы. Когда мы работали над бриджем Die By My Hand в середине песни, мы сидели в контрольной комнате, после записи группового вокала, и все просто сходили с ума!

 

В дополнение к такому трэш-рубилову, как Creeping Death, Fight Fire With Fire и For Whom The Bell Tolls, на альбоме есть песня Fade To Black, которую многие считают первой трэш-металлической балладой.

 

СЛЭЙГЕЛ: Metallica действительно раздвинула границы с Fade To Black. Это был первый раз, когда кто-то из групп попробовал что-то подобное. Помню, некоторые из их упёртых фанатов обвинили их в том, что они продались с этой песней, но совершенно очевидно, что это просто отличная, очень хорошо написанная мелодия.

 

ХЭТФИЛД: Эта песня о самоубийстве, и у нас было очень много проблем из-за неё. Подростки убивали себя из-за этой песни. Но мы также получили сотни и сотни писем от подростков, рассказывающих, что их связывает с этой песней, и как она помогла им справиться со своими проблемами. Это также было нашей первой балладой, так что это было непросто, и мы знали, что она может напугать людей.

 

ХЭММЕТТ: В расширенном соло, в коде, я не был уверен в том, что сыграть. Мы были в Дании пять или шесть месяцев, и я очень скучал по дому. Кроме того у нас были проблемы с нашим менеджментом. Поскольку это была мрачная песня, она всех нас вгоняла в тоску. Я думал об очень депрессивных вещах, пока играл соло, и это действительно помогло. Когда оно было завершено, я вернулся к началу, и записал гитарные партии на чистом звуке на заднем плане куплета. Джеймс играл арпеджированный аккомпанемент, а я арпеджированные аккорды из трёх нот, в итоге мы получили звучание, очень похожее на Dire Straits.

 

ХЭТФИЛД: Такие группы, как Exodus и Slayer никогда не исполняют баллады, но они застряли в этом положение, чего мы никогда не хотели делать, потому что ограничивать себя в угоду своей аудитории – чушь собачья.

 

При поддержке Elektra, Metallica начинает выходить в мейнстрим. В течение 1984 и 1985 годов группа гастролирует по миру, отправляясь в турне Bang The Head That Doesn't Bang по Европе и играя в США с W.A.S.P. и Armored Saint. В августе 1985 года Metallica выступает на фестивале Day on the Green в Окленде, Калифорния, где выступают перед аудиторией в 60 000 зрителей. В том же месяце они выступают более чем на 70 000 на фестивале Monsters Of Rock в Донингтоне, Англия, где они зажаты в бутерброде между Ratt и Bon Jovi.

 

ХЭТФИЛД: (Со сцены Monsters Of Rock) Если вы пришли сюда, чтобы увидеть спандекс, макияж, подведённые глазки и слова "О, детка" в каждой грёбаной песне, то это не та грёбаная группа!

 

 

 

Часть IV. Master Of Puppets

 

После продолжительных гастролей, затянувшихся более чем на год, в сентябре 1985 Metallica возвращается в студию Sweet Silence, чтобы начать работу над своим третьим альбомом, Master Of Puppets, снова с Флеммингом Расмуссеном у руля.

Фото: Krasner/Trebitz /Redferns

ХЭММЕТТ: К этому моменту мы уже несколько лет играли вместе. Мы много гастролировали. Мы хорошо знали друг друга с музыкальной точки зрения и лично. Каждый привносил удивительные идеи, и это было просто кульминацией всех нужных фишек и всех нужных нот в нужное время. Может быть, так сошлись звёзды или удачное совпадение, я не знаю. Но это было именно так.

 

ХЭТФИЛД: Мы начали заниматься более длинными, более оркестрованными песнями. Сложнее всего было написать длинную песню, которая не казалась бы длинной.

 

ХЭММЕТТ: Я расскажу вам, как появился главный [нисходящий] рифф к Master Of Puppets. В туре Ride The Lightning Джеймс всегда играл в гримёрной рифф, но на четвёртой струне, а я параллельно повторял его на третьей, в виде гармонизации квартами. Это звучало очень причудливо и забавно. Затем, однажды на репетиции Джеймс сказал: "Давай я покажу тебе по-настоящему тяжёлое вступление к песне" и начал играть именно этот рифф на шестой струне. Я ответил: "Ну, наконец-то ты нашёл применение этой дурацкой херне!". Сейчас это всё, что угодно, но никакая не херня.

 

ХЭТФИЛД: Рифф для заглавной песни был довольно хаотичным – постоянно двигался. Но эта вещь хорошо работает на концертах, публика любит поорать Master! Несколько раз.

 

ХЭММЕТ: На записи этой песни я использовал голову Mesa/Boogie Mark II-C и свой V-образный Jackson Randy Rhoads. Когда вы слушаете соло, то в моём соло, следующим за мелодичной частью, звучит странный звук, как будто я извлекаю супервысокую ноту. Случилось так, что я случайно сорвал струну за пределы грифа, и она легла на нэковый звукосниматель! Я услышал это и такой: "Это великолепно! Мы должны оставить это!" Конечно же, с тех пор мне ни разу не удалось повторить эту фишку.

Фото: Ross Halfin

Master Of Puppets выходит 3 марта 1986 года. Помимо эпического заглавного трека, альбом содержит невероятно агрессивный материал, такой как Battery, Damage, Inc. и Disposable Heroes, а также вторую балладу Welcome Home (Sanitarium).

На обложке ранних изданий Master Of Pupperts присутствовала наклейка, гласящая "Не слушайте песню Damage Inc., там присутствуют слова хуй, говно, пизда и ебля"

 

ХЭТФИЛД: Идея песни Welcome Home (Sanitarium) навеяна фильмом Пролетая Над Гнездом Кукушки. Fade To Black хорошо сработал, и мы хотели написать ещё одну медленную балладу с чистым звуком, на этот раз с припевом. У меня были проблемы с исполнением этого припева – слишком высоко. А рифф этой песни был позаимствован у какой-то другой группы, которая останется анонимной. [Rainbow Warrior группы Bleak House – прим. переводчика].

 

Master Of Puppets занимает 29-е место в чарте альбомов Billboard, и в течение нескольких месяцев после его выпуска было продано более 500 000 копий. Без помощи радио или MTV Metallica заработала свой первый золотой альбом. Группа получает широкую известность благодаря игре на разогреве в туре Оззи Осборна в поддержку его альбома Ultimate Sin.

 

ХЭММЕТТ: Гастроли с Оззи действительно изменили ситуацию, потому что неожиданно мы стали играть Master Of Puppets для более широкой аудитории. По другому, фанаты Оззи возможно и не обратили бы внимания на Металлику, но два или три года спустя все они говорили: "Да, я видел Металлику с Оззи, и они дали ему просраться!" Мы обращали фанатов концерт за концертом. Вдруг мы начали продавать альбомы, и во многом это было связано с тем, что мы сносили людям башню, устраивали отличные шоу, и просто доносили музыку до слушателя, таким образом, потому что радио игнорировало нас.

Metallica и Оззи

Осенью '86 года Metallica начинает европейский тур Damage, Inc. совместно с Anthrax.

 

ДЭН СПИТЦ (гитарист Anthrax): Каждый вечер, когда они выходили на сцену, аура была невероятной. Думаю, у Led Zeppelin и Black Sabbath была такая же атмосфера. Увидев тогда Metallica, вы просто знали, что вот-вот произойдет что-то грандиозное. Master Of Puppets всё перевернул.

 

27 сентября, по дороге на концерт в Копенгагене, туровый автобус Metallica съезжает в кювет возле Дёрарпа (Швеция) и несколько раз переворачивается. Клиффа Бёртона, спящего на своей койке, выбрасывает в окно. Автобус накрывает его, мгновенно убивая. Ему было 24 года.

 

ХЭТФИЛД: Я видел автобус, лежащий прямо на нём. Я видел торчащие из-под него ноги. Я был в ярости. Водитель пытался взять одеяло Клиффа, чтобы передать его кому-то ещё. Я просто заорал: "Убери на хер свои грабли!" Я хотел убить этого парня. Я не знал, был ли он пьян, или автобус заскочил на лёд. Всё, что я знал, это то, что Клифф мёртв.

 

ХЭММЕТТ: С его смертью, часть Металлики была потеряна навсегда.

 

ХЭТФИЛД: Единственное, о чем я мог думать: "Группа? Не может быть! Нет больше никакой группы. Сейчас группа - это не та группа. Просто три парня".

 

ИЭН: Это было ужасно. Ты просто не представляешь, как что-то подобное может произойти с кем-то из твоих друзей, особенно когда ты в туре, потому что есть такое чувство неуязвимости. Но я знаю, что остальная часть Metallica никогда не думала о том, чтобы распустить группу. Их отношение было таким: "Почему мы должны остановиться, Это последнее, что хотел бы Клифф, чтобы мы сделали".

Фото: Chris Anthony

Через несколько недель после похорон Клиффа, Хэтфилд, Хэмметт и Ульрих начали прослушивание бас-гитаристов. В конце концов, они остановились на 23-летнем басисте Flotsam And Jetsam – Джейсоне Ньюстеде.

 

УЛЬРИХ: Мы прослушали около шестидесяти кандидатов за неделю, и решили, что хотим остановиться на четверых из них. Джейсон был вторым из четырёх. Мы играли весь день, а потом пошли перекусить. А после, мы устроили большой тест, который был проверкой на выпивку. Каким-то образом, клянусь, это не было запланировано, я, Кирк и Джеймс вместе оказались в туалете, чтобы поссать. И мы стояли там в три часа ночи, тряся писюнами, просто молча. И я просто сказал, не глядя ни на кого: "Ведь это он, да?" И остальные ребята согласились: "Да, это он". И это был он.

 

ДЖЕЙСОН НЬЮСТЕД: Когда я пришёл в Metallica, я должен был отдать должное работе Клиффа, но также должен был внести свой почерк. Никто не мог быть Клиффом Бёртоном. Клифф Бёртон был Джими Хендриксом среди баасистов. Мне нужно было практиковаться, практиковаться и ещё раз практиковаться, чтобы приблизиться к тому месту, которое он занимал.

 

ХОЛЬТ: После всех этих лет, каждый, кто играет на бас-гитаре в Metallica, до сих пор примеряет доспехи Клиффа Бёртона. Не было никого похожего на него.

С Ньюстедом на борту, Metallica отправляется обратно в дорогу, гастролируя по Америке и Европе с Metal Church, и завершает его тремя выступлениями в рамках фестиваля Monsters Of Rock. Летом 1987 года они возвращаются в Лос-Анджелес и записывают The $5,98 E.P.: Garage Days Re-Revisited. В сборник вошли кавер-версии песен любимцев Metallica - Misfits, Budgie и легенды NWOBHM - Diamond Head.

 

ХЭММЕТТ: Мы записали этот альбом просто ради прикола, а Elektra он понравился, и они решили издать его. Все соляки были записаны очень быстро, я записал их за пару сессий. Именно тогда я впервые начал использовать гитары ESP со звукоснимателями EMG.

 

ХЭТФИЛД: Мы всё ещё были подавлены смертью Клиффа, и Q-Prime, наш менеджмент, посоветовал нам сразу погрузиться в музыку, и начать играть снова. Думаю, мы как бы оплакивали утрату, выражая чувства через запись каверов на этом альбоме.

 

 

 

Часть V. …And Justice For All

 

В январе 1988 года Metallica воссоединилась с продюсером Флеммингом Расмуссеном, на этот раз в студии One On One в Лос-Анджелесе, чтобы начать работу над своим четвёртым полноформатным альбомом. Этот альбом под названием… And Justice For All является самым прогрессивным и технически сложным в каталоге группы. Он включает всего девять песен общей продолжительностью более часа.

Фото: Michael Johansson

ХЭММЕТТ: Всё изменилось после смерти Клиффа. Даже наш звук изменился. В Justice мы вроде как стали жертвой чрезмерного увлечения всей этой виртуозностью поздних восьмидесятых. Внезапно, каждый захотел быть прогрессивным и показать свои способности. Почему-то быстрая и тяжёлая игра отошла на второй план.

 

ХЭТФИЛД: Иногда мы оглядываемся назад, на некоторые из наших вещей, и задаёмся вопросом, каким образом или по какой причине мы придумывали определённые детали. В этом материале было много навороченности, но многое из этого было просто дрочевом. Но именно этим мы и занимались в то время.

 

Несмотря на то, что альбом является первой полнометражной работой Ньюстеда с Metallica, его басовые партии почти полностью не слышны на готовом альбоме. Широко распространено мнение, что это результат дедовщины остальных участников группы над басистом, хотя они отрицают это обвинение.

 

ХЭТФИЛД: Бас был провален по двум причинам. Во-первых, Джейсон имел тенденцию дублировать мои партии ритм-гитары, поэтому, трудно сказать, где начинает звучать моя гитара, а где его бас. Кроме того, в моём звуке на Justice была вырезана середина и вывернуты на максимум верха и низы. Когда мои ритм-партии сводили в миксе, мой гитарный звук поглотил все низкие частоты. Мы с Джейсоном всегда боролись за одно и то же место в миксе.

 

НЬЮСТЕД: не могу объяснить, с каким горем я столкнулся - и до сих пор борюсь - из-за этой записи.

 

ХЭММЕТТ: После смерти Клиффа было столько боли, и Джейсон был в основном боксёрской грушей. Мы так много на нём вымещали, и это было нечестно.

 

…And Justice For All выходит 6 сентября 1988 года, и становится самым длинным альбомом Metallica на сегодняшний день. Это также их прорыв в мейнстрим. Во многом это связано с успехом песни One, на который группа сняла свой первый клип. В клипе мрачные тексты Хетфилда противопоставлены тревожным образам из экранизации антивоенного романа Далтона Трамбо - Джонни взял ружьё 1971 года.

 

ХЭТФИЛД: Мы никогда не снимали видеоклипов до этого момента, потому что нас никогда не просили. Мы определённо не хотели попасть в положение, где нам пришлось бы умолять MTV поставить один из наших клипов. Наши фанаты звонили им и просили поставить наше видео. MTV говорили: "Кто такая, черт возьми, Metallica?" Но в итоге они попросили нас снять видео. Так что мы, наконец, сняли его, и мы сделали это по-своему. И, конечно, это было невероятно тревожно.

 

ХЭММЕТТ: Я понял, что мы находимся на правильном пути, когда увидел One по MTV примерно в полдвенадцатого ночи. Я смотрел его, а потом появился ви-джей, и сказал "Вау, это просто невероятно!"

После огромного успеха альбома (он достигает шестого места в чарте альбомов Billboard, и менее чем за три месяца получает платиновый статус), Metallica отправляется в свой первый концертный тур в качестве хэдлайнеров - Damaged Justice, который охватывает весь мир и длится более года. One также номинируется на премию Grammy, в новой номинации хардрок/хэви-метал, появившейся у Recording Academy только в том году, но проигрывают группе Jethro Tull, группе, чья музыка не является ни хард-роком, ни металом.

 

УЛЬРИХ: Я бы солгал, если бы не сказал, что был разочарован. Человеческая природа такова, что ты скорее ждёшь выигрыша, чем проигрыша, но Jetro Tull, уходящая с наградой, является просто насмешкой над миссией этой номинации.

 

С тех пор на обложке последующих копий …And Justice For All появилась наклейка "ЛУЗЕРЫ премии Grammy"

 

 

 

Часть VI. Чёрный альбом

 

После завершения тура Damaged Justice, в октябре 1990 года Metallica возвращается в студию One On One, чтобы записать свой пятый студийный альбом. Музыка, которую они сочиняют и записывают, в значительной степени уходит от своих трэш-металических корней в пользу явно более коммерческого звучания с более медленными темпами, более простыми гитарными рифами и более короткими доступными песнями. Вокал Джеймса Хэтфилда также более мелодичен. Многие приписывают это изменение в звучании влиянию продюсера Боба Рока, наиболее известного своей работой с такими группами радийного формата, как Bon Jovi и Mötley Crüe.

 

Фото: Kevin Winter

ХЭТФИЛД: Люди скажут, что Боб заставил Metallica звучать как Bon Jovi. Они не понимают, что с нами никто не шутит кроме нас.

 

УЛЬРИХ: Одна вещь, за которую следует отдать должное Бобу – это то, что он заставил Джеймса чувствовать себя достаточно комфортно. Мы всегда считали себя большой и страшной Мнталликой. Но Боб научил нас новому слову, которое никто из нас раньше не слышал: "душевность".

 

ХЭТФИЛД: Радиоформат не был причиной написания более коротких песен. Нам просто кажется, что мы практически исчерпали длинный песенный формат до смерти. У нас есть одна песня, в которой всего два рифа, что довольно удивительно. Всего лишь две минуты, чтобы донести суть.

 

К моменту выхода нового альбома, 13 августа 1991 года, Metallica уже почти год сидит в студии, а стоимость производства достигает одного миллиона долларов. Они решили назвать альбом Metallica, хотя из за изображения контуров свернувшейся кольцами чёрной змеи на чёрном фоне, он стал известен как Чёрный Альбом.

 

НЬЮСТЕД: Мы долго думали над названием. Думаю, мы могли бы назвать его Five или в честь одной из песен. Мы хотели, чтобы всё было просто.

 

УЛЬРИХ: Песни не такие загруженные, и игра Кирка на гитаре хорошо сочетается с непринуждённой игрой на барабанах. Мы с Джеймсом пытались все устроить так, чтобы Кирку было легче солировать. Некоторые вещи на Justice немного вышли из-под контроля. Потом было: "Давай, Кирк, придумай к этому соляк!" И это было не самым простым делом.

 

НЬЮСТЕД: Звук баса намного весомее. Я попытался создать настоящую ритм-секцию, а не одномерное звучание. Всё сводится к тому, чтобы хоть раз создать настоящую ритм-секцию и позволить гитарам делать свою работу. Я рад, что остальная часть группы смогла сказать мне, что это то, что было необходимо.

 

ХЭТФИЛД: Что нам действительно было нужно, это создать ощущение живого выступления. Раньше мы с Ларсом создавали ритм-партии без Кирка и Джейсона. На этот раз я хотел попробовать сыграть в студии в составе группы. Это осветляет вещи, и вы получаете больше дыхания.

 

ХЭММЕТТ: Я использовал преамп Bradshaw для низа и середины и пару маршаллов для хороших чистых верхов. Мы немного поэкспериментировали с их эквализацией, и это сработало отлично. Я использовал две гитары: стратообразный ESP с парой хамбакеров EMG и Gibson Les Paul Deluxe '89 года с двумя EMG. [Ричард Бинсток слово в слово передрал цитату из интервью октябрьского номера Guitar World 1991 года, за авторством Джеффа Гилберта, даже с той же ошибкой. На самом деле это был Les Paul Custom, о котором рассказывалось в продолжении того же интервью – прим переводчика].

 

ХЭТФИЛД: Мы пробовали несколько усилителей, но в итоге я выбрал тот же Mesa/Boogie Simul-Class Mark II, что я использовал на последних трёх альбомах. Моей основной гитарой был ESP Explorer с датчиками EMG, но я также использовал Telecaster, Gretsch White Falcon с Bigsby и 12-струнный Guild.

Фото: Alamy.com

Вступительная песня альбома, Enter Sandman, основана на простом и цепляющем рифе и певучем запоминающемся припеве. Она становится мировым хитом.

 

ХЭТФИЛД: Помню, когда я написал текст песни Enter Sandman, Боб Рок с Ларсом подошли ко мне и сказали: "Он не так хорош, каким мог бы быть" И это меня так разозлило. Я такой: "Да пошли вы на хер! Я здесь писатель!" Это был первый вызов от кого-то другого, и это заставило меня работать усерднее.

 

ХЭММЕТТ: Я думаю, что пришло наконец время раскрыть секрет, у кого я спёр гитарный лик перед брэйкдауном в Enter Sandman. Это из Magic Man группы Heart. Но я повзоимствовал его не у Heart. Я краем уха услышал его на альбоме Ice-T – Power, где он его сэмплировал у Heart. Я услышал, и подумал: "Я должен взять это на заметку!".

 

Поклонники мейнстрима искренне приветствуют новую, более дружелюбную Metallica. Чёрный Альбом входит в чарт альбомов Billboard под номером один и продается 600 000 копий в первую неделю после выпуска. Помимо Enter Sandman, на альбоме появилось еще более пяти хитов, в том числе The Unforgiven, Wherever I May Roam и акустическая баллада Nothing Else Matters. С тех пор альбом был продан тиражом более 22 миллионов копий по всему миру [данные на конец 2008 года – прим. переводчика].

 

УЛЬРИХ: Ты мечтаешь, что однажды какой нибудь ушлёпок скажет тебе: "У вас хит номер один в Америке", и весь мир обкончается. Я был в своём гостиничном номере, куда пришёл факс, в котором говорилось: "Вы – номер один". И это было как: "Ну ладно…" Это был просто очередной грёбаный факс из офиса.

 

 

 

Часть VIII. После Чёрного Альбома

 

В октябре 1991 года Metallica начинает тур Wherever We May Roam. Они путешкствуют почти три года, в процессе чего это становится одними из самых продолжительных гастролей в мире. В течение следующего дясителетия группа выпускает серию альбомов - Load, ReLoad, St. Anger, где они постоянно приобретают новое звучание (и обличие), набирая и теряя в процессе этого поклонников. В 2001 году Джейсон Ньюстед покидает Металлику из-за напряженных отношений с остальной частью группы, в частности с Джеймсом Хэтфилдом. В 2003 году его заменяет бывший басист Suicidal Tendencies и Оззи Озборна, Роберт Трухильйо, который присоединяется к группе перед туром в поддержку St. Anger. В сентябре 2008 года Metallica выпускает свой девятый студийный альбом Death Magnetic. На сегодняшний день они продали более 90 миллионов пластинок по всему миру, и остаются одной из самых влиятельных и успешных групп в хард-роке и хэви-метал.

ХЭММЕТТ: Я думаю, что Metallica может сказать намного больше. Мы из тех групп, которые любят экспериментировать. Мы не любим оставаться на одном месте слишком долго. Все альбомы после "Чёрного доказывают это. Мы не боимся идти на риск, даже ценой разозлить нашу аудиторию и наших друзей.

 

ХЭТФИЛД: В Metallica здорово то, что всегда найдётся новое поколение разъярённой молодёжи, которых цепляет Kill 'Em All и они понимают о чём я хотел в нём сказать. И, возможно, они взрослеют вместе с остальными пластинками. . Мы никогда не собирались создавать вымышленный мир нашими записями. Мы просто документируем, где мы находимся в определённый период времени. На планете всегда будет молодежь, и я не знаю, так же они относятся к этому или нет. Но каждый раз, когда я смотрю в толпу и вижу, как какие-то подростки устраивают мош посреди зала, я говорю: "Да, я был там, чувак".

 

ХЭММЕТТ: Мы хотим выйти и показать людям, насколько сильна Metallica. Это не маска и не пиздёж. Мы действительно чувствуем себя хорошо, будучи собой здесь и сейчас. А теперь посмотрим, сможешь ли ты держаться.