GUITARBLOG.RU

Гитарно-музыкальный исторический журнал

В продаже новые шикарные гитары FGN (Fujigen) японского производства по цене от 39 000 рублей

Mattias IA Eklundh

 

Интервью Make Weird Music

 

 

12 Февраля 2016

Беседовал Энтони Гэроун

Перевод с английского

Маттиас: Привет!

 

Энтони: Привет, как дела?

 

Нормуль, хотя я живу в шведском лесу и у меня дерьмовый интернет. Ты меня видишь, да? Нет?

 

Неа, не вижу.

 

Ну, хорошо, хорошо. Если я включу видео, ты увидишь только мою мерзкую рожу, без звука, наверное. Потому что мы очень далеко… Ну у нас есть широкополосный доступ, но это просто шутка. Но я рад тебя видеть!

 

Ну, спасибо! Ладно, тогда мне не нужно записывать видео. Я могу просто записать звук. Либо я могу просто поместить твоё большое фото на свой экран. Если хочешь, можешь сделать несколько своих фоток, и я смогу анимировать их в твоём разговоре.

 

Это было бы здорово. Я могу с этим разобраться. Я уже пробовал видео раньше, и думаю, что со звуком достаточно сложно. И всё равно, я сижу очень близко к вайфай-роутеру, но он действительно ужасно дерьмовый. Это просто дикие места. Мы должны быть счастливы, что хоть звук есть. Но я сделаю что угодно. Я могу сделать и дурацкую анимацию, это круто.

 

Ты знаешь Яна Зерфелда [гитарист немецкой джаз-метал группы Panzerballett - прим. переводчика], он записал себя на камеру, и прислал мне видеофайлы. Так что, если ты хочешь, можешь сделать также, это тоже вариант. Я не знаю, легко ли это для тебя.

 

Хорошо, в моей студии есть всё оборудование, и я… Ну я пришлю тебе какую-нибудь хрень, я даже могу сделать дополнительное видео, да что угодно, и скажу: "это типа промо Make Weird Music и всё такое" Всё что угодно, даже в Full-HD качестве. Я покажу свой член, да всё что угодно!

 

Знаешь, вот что мы можем сделать: ты просто будешь шевелить губами, а я могу просто использовать различные кадры небольших клипов с тобой.

 

Конечно! Я обещаю сделать тебе кучу, э… Я сделаю папку на дропбоксе, и наложу туда кучу этого дерьма, обещаю.

 

Отлично!

 

Очень хорошо.

 

Круто! Ну, я не знаю, видел ли ты другие интервью, которые я сделал, но они очень взвешенные и очень неформальные. Это более глубокие разговоры о тебе, как о музыканте, о том, как ты сочиняешь музыку, и тому подобное.

 

Ага, здорово.

 

Так что, это не обязательно должно быть рекламой. Мы не должны ничего вставлять. Похоже, людям просто нравится случайный характер этих разговоров. Так что если это для тебя нормуль…

 

Конечно! Супер-круто! Тип-топ!

 

Хорошо, отлично. Тогда я просто начну с того, что представлюсь. Моя камера тута, ты же видишь меня, верно?

 

Ага.

 

Хорошо, моя камера тут, а ты на экране там. Так что я буду смотреть в камеру, в процессе разговора, но тебя не увижу… Ну я вообще не буду тебя видеть, так что, на самом деле это намного всё упрощает. Но время от времени я буду оглядываться…

Привет, это Энтони с Make Weird Music и у нас сегодня специальный гость из Швеции – Маттиас Эклунд!

 

Привет, привет…

 

Привет, как поживаешь?

 

Нормально. Сегодня холодно, около -10 градусов по Цельсию, то есть… Не знаю, сколько это по Фаренгейту, но довольно холодно.

 

Я думаю, что это значит довольно холодно.

 

Да-да. У меня достаточно растительности на лице и волос на моём языческом черепе, чтобы защитить меня от лютого холода, но мне это нравится. Я люблю зиму.

 

Я знаю, что у тебя довольно большая грива, по тем видеороликам, что я смотрел. Сейчас она намного больше?

 

Сбриваю её каждый вечер, а к утру она опять отрастает! Это действительно странно. Я не знаю. Да у меня повсюду много волос.

 

Я также видел, как кто-то на фейсбуке написал, что есть интересный перевод твоей фамилии с другого языка, возможно, с хинди.

 

Да, с хинди. Очень забавно. Что ж, по-шведски оно звучит: "ик-лунд", но в Индии, когда я впервые приехал туда на три с половиной недели, мне понадобилось две недели, чтобы понять, почему все смотрели на меня очень странно, когда я называл им свою фамилию. Я спрашивал:

 

 - В чём дело, что с ним не так?

 - Разве ты не знаешь, что значит "ик-ланд" на хинди? "Ик" - означает один, а "ланд" – хер. Так что "один хер".

 

И это действительно глупо, потому что, как я уже много раз говорил, когда вы играете на каком-либо музыкальном инструменте, и вы достигли успеха в игре на этом инструменте, вас называют этим инструментом. Вы Mandolin Shrinvas или Kanjeera Selvaganesh [канджира – индийский бубен – прим переводчика] или Bass-Guitar Bob. Но меня зовут Guitar One-Dick или Guitar One Penis, что неплохо. Знаешь ли, меня могли бы звать Kerry King, но зовут Guitar One Penis! Да-да. Ты в порядке? [Энтони корчился от ржача пока Маттиас рассказывал эту историю – прим переводчика]

 

Я не знаю, может это потому что здесь у нас ещё раннее утро, или потому что эта история действительно настолько смешная.

 

Да, наверно рано. Хорошо выглядишь. Да, о Боже. Вот так.

Итак, цель сайта – познакомить музыкантов и любителей музыки с новыми музыкантами, новыми видами музыки. И ты, безусловно, делаешь некоторые удивительные вещи с гитарой, и при этом музыкально с точки зрения исполнения и композиции. Поэтому я подумал, что было бы действительно здорово, если бы ты представился и рассказал о том, как эволюционировала твоя карьера, и о том, что делает тебя уникальным как музыканта.

 

О, чувак, это непростой вопрос. Что ж, я родился в Швеции, мне 46 лет, я живу в сельской местности, где никто не может услышать твой крик. И ещё все пьют кофе с соляркой. И если они покупают новый холодильник, вместо того, чтобы утилизировать старый, они просто давят его большим трактором… Это не имеет ничего общего с моей музыкой, но в любом случае, я так живу и мне нравится. Для деревенщины это в порядке вещей.

 

Но да, я всегда вёл себя так с тех пор, как был ещё спермой, и это… Я знал с шести лет чем я собираюсь заниматься, понимаешь? Я начал играть на ударных и сводил всех с ума. У меня разные части тела звучали по-разному. Ну, знаешь, животик, коленки, что ещё… Грудь.

 

Так что это… Это то, чем я занимаюсь, и занимаюсь этим довольно долгое время. И я живу этим кажется 28 или 29 лет, только своей собственной странной музыкой. И для меня это лишь то, чтобы иметь возможность заниматься тем, что я действительно хочу – полная свобода, никто другой не решает за меня. И это действительно здорово. В общем, рабочий день может начинаться с чашечки кофе. Я отвожу сына в школу, беру немецких овчарок и ухожу в лес, и знаете, немного ломаю себе голову, чем заниматься в этот денно. А жена готовит завтрак и поддерживает домашний очаг. А потом я забираю свой парик безумного учёного и свой крепкий кофе в студию Applehorn и сочиняю странную музыку. И это прекрасная жизнь. Я обожаю её.

 

А потом, в конце концов, я путешествую по планете и распространяю заразу викингов и так далее. Но главное, я знал, чем буду заниматься ещё, маленьким ребёнком, в подростковом возрасте. У меня четыре старших сестры, и мама с папой, конечно, пытались воспитывать их как достойных людей и всё такой. И, конечно же, они потерпели неудачу. И, ну, я был ошибкой, которая выпала из моей мамы, через 8 лет после младшей из сестёр. И это было как: "О боже, это мужской орган" Это мальчик!" Так что я был до смерти избалован во всех отношениях. Ну, знаешь много любви и внимания, игрушки типа куклы Эйса Фрейли, и всё такое.

 

Так что дело в том, что я включил вторую передачу, когда был подростком, и хорошо понял, чем я собираюсь заниматься. Вот что я собирался сделать. Итак, я подошёл к маме и папе, и это было что-то типа гимназии… Я думаю, это была средняя школа, ну или что-то среднее… И я спросил: "Я собираюсь бросить школу и проводить со своим инструментом по десять часов вдень. Одобряете?" И они ответили: "Серьёзно? Что? У тебя будет всё нормально?" Так что, надеюсь, что буду столь же либеральным, если мой сын найдёт то, чем он действительно увлечён. Ну, знаешь, типа:

 - Я хочу собирать марки! 10 часов, ежедневно!

 - Ну, да, конечно.

 

Наверно это приносит больше денег, чем музыка?

 

Да, конечно! Но опять же, я ошибся. Так что это было похоже на: "Да, ведь ты всё равно занимаешься этим с шести лет, так что мы не можем тебя остановить. Это моментально вызовет ответную реакцию. Так что да, пожалуйста, продолжай". Так что я живу этим с 16 лет, когда я бросил школу и с 19 лет я занимаюсь только своей странной музыкой. И, конечно же, у меня были херовые годы. Но мало-помалу я начал поднимать своё бизнес, и понял, как на нём зарабатывать деньги и как заставить вернуться вложенным деньгам. Даже, если время от времени это действительно тупая херня.

 

Также я занимаюсь немного более коммерческой музыкой с Freak Kitchen, хотя в ней есть изюминка, и мы стараемся сочетать различные элементы. Знаете, на первый взгляд это не совсем очевидно, но если копнуть глубже, вы можете обнаружить южно-индийские уменьшенные структуры в довольно коммерческой песне или грязные тексты. Вот чем я занимаюсь.

 

Я стараюсь как можно больше отрастить свои собственные усы, как я это называю. Я очень хочу, ну… если я сочиняю что-нибудь, например, и чувствую, что это неплохая песня, но в ней нет духа Маттиаса ИА Эклунда из Швеции, в ней нет  эдакого типично языческого духа, я действительно долго и упорно думаю, чтобы понять, кто я, и как передать это в моей музыке. И как заставить её звучать, как Я. Понимаешь? Вот чем я довольно много занимаюсь.

 

Слушая себя подростком, я был, понимаешь ли, поражён, когда услышал Стива Вая или Ингви Мальмстина, или Тони МакАлпайна или кого-то ещё. Это как типа "я хочу играть как они". И тогда я понял, что, ну, я должен усовершенствовать себя. Свою личность и свою игру. Так что, слушая себя, я понял, что здесь нет ни одной оригинальной ноты! Всё это чужое! Знаешь, брось это! Ты не можешь играть интервал, который играет кто-то другой. Так что я действительно сосредоточился на том, чтобы пытаться быть собой, к лучшему или худшему. Иногда я говорю: "Вот дерьмо, это тоже я. Но это было плохо". Вот так то. Но это действительно так. Это почти всё то, чем я всё время занимаюсь.

 

Я три месяца занимался подработкой, что было ужасно. Это так! По-другому, я обеспечиваю своей семье жизнь в шведском лесу, где мы живём и хорошо проводим время. Господи, я много говорю…

 

Нет, вообще-то это забавно… Все, у кого я беру интервью, так говорят, но суть в том, чтобы заставить тебя много говорить. Так что, пожалуйста, говори как можно больше, это то, что люди хотят услышать.

 

Ну, хорошо, хорошо.

 

Значит, ты с 19 лет всё время зарабатываешь на жизнь?

 

Ага.

 

Думаю, в то время ты играл в метал-группе.

 

Ага. Я переехал в Копенгаген. Я отчаянно жаждал чем-нибудь заниматься со своим юношеским энтузиазмом, и у меня была группа, которая в то время никуда не двигалась, а это была, понимаешь, просто моя подростковая группа. Но потом у меня появилась возможность прослушивания в датскую группу Fate. Когда была группа под названием Mercyful Fate с Кингом Даймондом. Перевернутый крест на лбу и всё такое, ну знаете, бла-бла-бла. И когда они распались, одна из групп стала называться Fate, которая стала поп-группой. Ну, знаешь, длинные волосы, химия и всё такое. Что-то вроде попсы '80х. А другая превратилась в King Diamond, которая была, ну ты знаешь, сатанинской дьявольской штукой.

И у меня появилась возможность… Мне не очень нравилась музыка, которую исполняла Fate, но у них был контракт с EMI, они гастролировали повсюду, и я подумал: "Ну а почему бы и нет. Пока займусь этим". Так что я переехал в Копенгаген и получил работу. 25 других гитаристов прошли своего рода прослушивание. Они играли поверх своих кассет с фонограммами, понимаешь? И я подумал, что всё что я записал к тому времени было полным дерьмом. Поэтому я взял с собой гитару и просто пришёл домой к их барабанщику и сыграл много вещей. И они, знаешь ли, были просто в ахуе: "Тип-топ, чувак! Ты принят!"

 

Так что я перебрался в Копенгаген и познакомился с гастролями и грязной стороной шоу-бизнеса. Меня тошнило в лимузинах, и я бегал голышом по Мюнхену. И таскал невинных швейцарских женщин в их гостиничные номера. Знаешь, когда тебе 19 или 20 лет, тебе приходится совершать всевозможные глупости. А когда мне исполнился 21, я сказал: "Ну, вот и всё. Теперь я понимаю, чего не стоит подписывать, когда речь идёт о контракте. Я понимаю что принесёт деньги, а что не принесёт денег".

Это была хорошая школа. А потом я вернулся в Швецию, и c '92 году я во Freak Kitchen. И это всё. Понимаешь, я строил этот странный, не знаю, мавзолей что ли, по кирпичикам. Я мог бы принять тысячу решений, если бы ответил "да" на все предложения и это, и это могло бы сделать меня, как бы сказать, большим, более известным музыкантом. Но дело в том, что я довольно хорошо контролирую свою музыку, и ты можешь, опять же, хорошо зарабатывать на жизнь, если ты, в первую очередь, приспособишься к новым технологиям и будешь в курсе того, что происходит. И так далее.

 

Но также, если ты честен с собой и делаешь хорошую музыку только потому что она тебе нравится, и ты знаешь как играть её играть, чтобы донести то, что ты имеешь в виду, то люди будут тебя слушать. Люди воспримут, хотя если там будет сплошной белый шум и всё размыто, это уже перебор. Ты знаешь, я динозавр. Знаешь, я занимаюсь этим миллион лет. Так что, слава богу, что я не начал сегодня. Это было бы сложно. Мне пришлось бы показать свой член, чтобы привлечь к себе внимание. Сделать всё. Понимаешь?

 

Но да, у меня есть фанаты и они повсюду, от Индонезии до Америки, и ну не знаю, от Бразилии до Норвегии. И это здорово, потому что я так долго этим занимаюсь. Обычно я говорю, что я подобен герпесу. Понимаешь? Я ухожу ненадолго, а потом возвращаюсь, понимаешь? Вот так вот. Я никогда не уйду насовсем. Ты думаешь что избавился от меня? А вот хренушки.

 

Ты рос в Швеции, слушая в основном американскую инструментальную рок-музыку. Был ли эффект от того, что ты находишься в Швеции, географически далеко от многих твоих влияний? И… Я ничего не знаю о шведской музыкальной сцене, ни о тамошней музыкальной индустрии. Можешь ли ты описать, каково это было для тебя, какие возникали проблемы или как это могло помочь?

 

Да, я думаю, что во многом помогло в первую очередь то, что в Швеции мало народу. Нас 9 миллионов человек в довольно большой европейской стране. Если ты видел, она очень большая, знаешь ли. Так что есть люди, которые живут в Гётеборге, и есть жители Стокгольма, который является столицей, но больше здесь практически никого нет. И это хорошо. И холодно, блин. Так что тебе необходимо сидеть дома и заниматься на своём Flying V. И вот что получалось. Я выглядел как горбун из Нотр-Дам [собор парижской бога матери – прим. переводчика] после десяти часов сидения. Но я думаю, это было хорошо. И было действительно супер-пупер, когда тебе удавалось раздобыть журнал Guitar Player с гибкой пластинкой, помнишь такие?

 

О, да!

 

Ну, скажем, с демками усилителя Carvin Стива Вая. Знаешь, и с вещицей Blue Powder. И я мог сойти с ума, понимаешь? Как-то у Фрэнка Заппы появился новый альбом, я помню, когда вышел Jazz From Hell, я стоял перед магазином за несколько часов до его открытия, и так далее… Так что я думаю, что это очень помогло. Не было никакого интернета, понимаешь? Люди читали журналы. Так что я думаю, что жизнь в Швеции помогает, и вы знаете, что есть много замечательных шведских групп, потому что мы занимаемся, мы относимся к этому очень серьёзно, и нам больше нечем заняться. Разве что рубить дрова. Рубить дрова и играть свипом. Только этим. Тупизм, извини.

 

Нет, нет, всё в порядке. Каких других… ну, ты знаешь многих музыкантов из Швеции? Знаком ли ты почти со всеми из них?

 

Да, я знаю многих. Но как сказал на днях мой сын. Он сказал: "Папа" – а ему 8 лет, и мы тихо сидели в машине, когда я вёз его в школу. И он просто посмотрел на меня и сказал: "Папа, у тебя на самом деле нет друзей. У тебя есть только фанаты".

 

И я такой:

 - Что ты имеешь в виду? Ты мой друг, и группа, и многие другие.

 - Да, но на самом деле это не друзья. Это почти как семья, понимаешь? У нас нет никаких ужинов с друзьями.

 - Да, но папа много путешествует, и когда я дома, я хочу быть с тобой.

 

Понимаешь? И так далее… Вот так. И хотя Швеция – маленькая, но я никогда не хожу по клубам. Вообще никогда. Знаешь, людям не приходится тащить меня на концерты других групп и так далее. Но мы очень хорошо знаем, кто мы такие, и мы знаем друг друга, хотя я никогда не тусуюсь. Никогда, потому что когда ты путешествуешь как сумасшедший, скажем, ты посещаешь 28 стран за год, ну... главное, что ты хочешь, по возвращению домой, это не посещать и не смотреть никаких живых концертов. Надеюсь, я не звучу высокомерно, но я бы предпочел, знаешь ли, зажечь камин, налить бокал белого вина, включить киношку, что-то в этом духе, понимаешь? А потом я перезаряжаю свои батарейки, и потом снова путешествую по планете и распространяю свою странную музыку.

 

Как ты познакомился с Panzerballett?

 

Я встретил их на Франкфуртской MusikMesse, которая раньше была крупной выставкой и всё такое. Мы выпили кофе и я сказал: "То чем вы занимаетесь – правильно в музыкальном плане, вы просто первоклассные, и сумашедшие. Вы мне нравитесь, но и это полная херня, понимаете? Никто не понимает о чём идёт речь. У вас должен быть какой-то, если не имидж, то хотя бы что-нибудь. Фотография группы, логотип, крутая обложка пластинки, Видео. Я был бы рад помочь".

 

Последовало несколько записей. Позже мы сделали что-то вроде Ikea Trauma. Что ж, там есть моя кукла Эйса Фрейли! Она есть в клипе. И с тех пор, как моя мама на самом деле забыла меня в Икее, я не любою Икею. Я был маленьким, а она была так увлечена шопингом, выписывало всё подряд, а я там оставался один. Так что, через некоторое время она это обнаружила: "Эй, я скучаю по маленькому мальчику с писькой. Где он?" Я сейчас слишком часто говорю о письках. Я заткнусь насчёт этого, извини. Так или иначе, это всё. Я не помню как всё начиналось, но меня в прошлом году пригласили на свадьбу Яна. Но я не смог поехать, я был на гастролях. Но он отличный парень. Безумный гений.

Совершенно верно. Мы потратили наверно два с половиной часа, проводя вместе интервью для этого сайта, и довольно долго переписывались друг с другом по электронной почте. Так что мне было очень приятно поговорить с ним об этом. Расскажи, как влияют технологии. Ты начинал30 лет назад или около того, и со временем все изменилось. Как технологии повлияли на то, как ты сочиняешь музыку и как ты её записываешь, и как ты её выпускаешь?

 

Не слишком супер-пупер. Конечно, когда мы начинали, это были магнитофоны и всё такое, а теперь у тебя есть... Я смотрю на свою студию снаружи, это ещё один дом в моем саду, и у меня там есть классное оборудование, и, конечно же, я записываю в цифре. Но процесс, в любом случае, такой же. Но я благодарен сегодняшним технологиям, если они правильно используются, так сказать.

 

Конечно, ты знаешь, я пользуюсь социальными сетями, как и все остальные. Но я стараюсь не заходить туда слишком часто. Я не хочу прожить свою жизнь в них. Я не собираюсь выкладывать фотографии семейного отдыха в Греции и всё такое, понимаешь? Но с другой стороны, это хорошо, что я могу сидеть в гостиничном номере после прогулки со своей хорошей HD-камерой по Катманду, и всё такое. Редактировать отснятое и выкидывать на YouTube. В этом вся прелесть, понимаешь?

 

Но всегда есть что сказать. Знаешь, если тебе есть что сказать своей музыкой или чем-то еще, тогда это здорово. Но сегодня я чувствую, что многие люди потеряли свою крутизну. Они постят записи лишь бы запостить. Они делятся самыми отстойными вещами, понимаешь? Вещами, которые лишают всякой магии следования за артистом. Я не хочу видеть вашу спальню. Я не хочу этого знать. Я не хочу видеть твою дурацкую утреннюю причёску. У тебя красивая причёска сегодня утром, ты умылся.

 

Спасибо.

 

И всё такое. Ты должен принять его таким, какой он есть, как прекрасный инструмент. И это действительно так, понимаешь? И я люблю редактировать видео и делать дурацкий стоп-моушн [покадровая анимация – прим. переводчика], и эй… Я куплю новый макрообъектив для своей камеры, что-нибудь такое, и сделаю безумные и странные анимации с LEGO и всё такое. Или сниму своего сына на хромакее, или свой член на хромакее, извини. Вот так.

 

И это здорово, это потрясающе. Но, сочиняя песню, я обычно сижу со своей акустической гитарой или своей восьмиструнной гитарой и дурачусь с ней, а затем я начинаю с ней работать. Даже если работаю с wav-файлом, это всё равно то же самое. Потому что ты можешь копипастить, ты можешь редактировать его сумасшедшим образом, но я стараюсь как можно больше заниматься чем-то от начала до конца. Конечно, ты делаешь ошибки, а слушатель может сказать, что это нарезано миллионами вставок и так далее. Мне нравится время от времени немного грязи, как то так.

Ты очень похож на Стива Вая и Фрэнка Заппу с точки зрения сохранения контроля над своим брендом, своим личным брендом и поддержания контроля над бизнесом, связанным с твоей музыкой. Похоже, что около 30 лет назад ты пережил озарение в плане бизнеса. На что это похоже? Это большая часть твоей повседневной жизни? Это просто что-то, что тебе очень нравится?

 

Ты знаешь, что моя музыка во многом необычна. Но я помню, как записал свой первый альбом Freak Guitar. Я записал три сольных альбома только с гитарной музыкой, и никто в это не верил, и я в это не верил. Я был действительно счастлив, выпустить его между двумя альбомами Freak Kitchen, ориентированными на вокал и так далее. У вещей выпущенных группой больший коммерческий потенциал. И он продавался так, как будто это было безумие, понимаешь? Юго-восточная Азия подхватила его, всем понравилось. А он был записан в туалете на восьмиканальнике, понимаешь? И он принёс много денег, потому что деньги вернулись ко мне.

 

Так что я купил себе дом. Моя жена была достаточно умна, чтобы сказать: "Эй, это время в жизни, когда ты действительно во что-то вкладываешь". И так далее, и я так и сделал. Так что то, чем я занимаюсь - я хочу окружить свою жизнь хорошими вещами. Я хочу свободы. Я не хочу сидеть, проводить утро в пробке и так далее каждый день и быть несчастным. И поэтому я стараюсь, насколько возможно, вникать в суть, и следить за тем, чтобы я не подписал лист бумаги, если я не достаточно супер-пупер понимаю, что это значит на практике, понимаешь. Так я обычно и делаю.

 

Я провожу дни, отказываясь от многого, и говорю: "Нет, нет, нет, спасибо, нет, спасибо, это было очень любезно, но нет". Потому что я хочу сохранять контроль и зарабатывать деньги на своей музыке. Потому что, опять же, это маленькая планета, и я делаю это целую вечность. Так что люди знают об этом. И если это не так, если выступление на Тайване произошло не супер, то, может быть, тогда в Турции будет круче, или в Тунисе, или в Бразилии, понимаешь?

 

Так что всегда где-то что-то работает И всегда есть тур или концерт или мастер-класс, или проданная толстовка или кепка, потому что у меня тоже есть торговая фирма, и всё такой, знаешь, с органической одеждой. И иногда это типа: "Эй, ты не хотел бы написать статейку для какого-нибудь журнала?" Или: "Не хотел бы ты принять у нас гостевое участие?" Так что деньги приходят из разных мест, но главное, что они возвращаются ко мне и у меня есть своя собственная компания.

 

Но я стараюсь, знаешь, чтобы быть креативным, не надо беспокоиться о счетах или "О, я должен сделать это" и всё такое, понимаешь? Поэтому я стараюсь быть как можно более независимым, инвестировать в разные вещи. Например, строительство моей студии заняло у меня 3 года, потому что я строил её с нуля и попутно платил, просто с выступлений, в то же время, сохраняя семью на плаву и счастливой, и обеспечивая еду на столе, понимаешь? Так что у меня ушло два года и семь месяцев, но потом это окупилось, и она моя! Понимаешь? Никакой ипотеки или чего подобного.

 

И это тоже свобода. Ты не прогибаешься и не утопаешь в счетах и ежемесячных расходах, понимаешь? И, опять же это возвращает творческий подход и свободу делать всё, что я хочу, потому что это жизнь! Каждый день на счету! Вот так оно и есть. Так что деловая сторона утомительна, и мне очень скучно вести бухгалтерию и выставлять счета, но это нужно делать. И я стараюсь работать по-настоящему супер-пупер интенсивно в течение часа, а потом действительно отключаюсь, где бы я ни был, а затем сочиняю музыку в течение пяти часов. Так что здесь должен быть баланс, понимаешь? Иначе ты просто снова утонешь в этом, понимаешь? Как-то так.

Похоже, у тебя нет недостатка в возможностях. Как ты пришёл к… Была ли в первую очередь первая запись Freak Kitchen, которая сделала тебя достаточно известным, поводом к тому, чтобы генерировать столько работы, где ты отказываешься от всего на регулярной основе? Или это была естественная эволюция за последние 30 лет? На что это было похоже?

 

Я думаю, это, опять же, связано с "отращиванием собственных усов". Например, когда я присоединился к старой датской группе Fate, в конце '89го, когда мне было 19, и переехал туда, я сразу же понял, что это возможность показать все мои причудливые подростковые фишки, когда мы работали с мэйджором. Ну, знаешь, релиз пластинок и всё такое. Так что я действительно ухватился за возможность показать "вот что я умею делать!" Конечно, я выпендривался, и это была полная выпендрёжа игра на гитаре. Но японцы, их это зацепило и они сказали: "О, это здорово! Это новый гитарный герой! Бла-бла-бла!"

 

Так что, когда я ушёл из группы, я пошёл прямо к японцам, и спросил: Эй, вам действительно нравится, что я делал на той предыдущей записи? Я хочу собрать группу, где я буду петь и играть. Как насчёт того, чтобы высрать немного денег?" В то время это было вполне возможно. Ты мог бы получить, ну знаешь, 15 тысяч долларов авансом, и это профинансировало бы всю запись, и, может быть, тур в поддержку альбома, и всё такое, понимаешь? Потому, что когда мне было 16 или 17, я совершил несколько ошибок. Мы подписали несколько контрактов, ну знаешь, с этими, неважно, пусть будет Мозгоклюй Рекордс на 94 альбома, и так далее, подряд. И ты подписываешь это кровью.

 

И мне понадобилась вечность, чтобы избавиться от этого. И я сказал: "Я не хочу быть тупым музыкантом, я хочу действительно держать всё под контролем". И в ранние дни я, конечно, голодал, как и все остальные. Это было очень тяжело, знаешь ли. У тебя не было денег и ты не мог платить за еду. Но я все равно продолжал. Вместо "Эй, я буду играть в кабацкой группе". Ну, знаешь, кавера топ-100. В этом нет ничего плохого, я не хочу быть высокомерным. Но это было не для меня.

 

Я неделями сидел со своим четырёхдорожечным кассетником и постоянно записывал новые вещи. И снова пытаюсь отрастить свои собственные усы. Копаюсь в себе. Я понятия не имею, что подразумевает этот вопрос. Но да, всё лучше и лучше. Да, дела идут хорошо. Многие музыканты постоянно ноют, капая на мозг: "Ой, невозможно продавать пластинки". Нет, но ты можешь продавать записи на iTunes, ты можешь продавать вещи здесь и там. "Ой, невозможно гастролировать. Никто не придёт". Ну, знаешь, если ты… В любом случае ты адаптируешься. Ты не можешь сидеть дома и жаловаться типа: "Это совсем не похоже на 1988 год!" Понимаешь? Нет, это не так! Сейчас другое время, но есть деньги, которые нужно заработать, конечно. И тебе нужно просто пойти туда и взять их и найти способ сделать это.

 

У тебя всегда было такое сильное желание быть уникальным само по себе, или это было чьё-то влияние?

 

Я думаю, что это произошло под влиянием. Я на самом деле не... Опять же, делая что-то ради этого, скажи: "Хорошо, я просто хочу быть странным ради того, чтобы быть странным". Что ж, это просто. Ты можешь просто вставить в задницу горящий веник и записать это. Всё, что угодно. И ты получишь несколько лайков. А на следующий день от тебя будет странно пахнуть, и никто больше тебя не вспомнит, понимаешь? Или что-то типа того. Люди отчаянно нуждаются в быстром внимании. Трудно сделать что-то в долгосрочной перспективе и сделать что-то стоящее.

 

Быстрое внимание - это социальные сети. Люди делают что угодно. "Эй, возьми свою машину и переедь меня, пожалуйста. И запиши это, чтобы всем понравилось! Убей меня сейчас же! Убей меня сейчас же! Я хочу немного внимания!" Знаешь, ты не больше, чем твой последний пост, а это кучка дерьма. Конечно, люди крутые, понимаешь? Оставь их ненадолго. Я схожу с ума, когда опять все мои коллеги постят свои мозги. Это источает отчаяние. Понимаешь? "Посмотри на меня! Посмотри на меня! Посмотри на меня!" Или тебя нет.

 

Что ж, я существую. Я определенно не хочу постить сообщения каждый день. Я публикую их, когда мне есть что сказать, типа: "Эй, намечается концерт", или "Эй, послушай мою новую запись, а вот видео". Я не хочу писать: "А вот и я! По дороге в тур-басе у меня из носа текут сопли. Ву-хууу! Кому-нибудь нравится?" Да всем насрать, понимаешь? И это не добавляет тебе крутизны. Это лишает магии.

 

Опять же, ты думаешь об этом, когда слушаешь музыку. Так что это тоже делает музыку вроде как прозрачной, понимаешь? Забудь про это. Иногда хорошо заткнуться нахер. Сказал я, страдая от словесного поноса.

 

Verbal Diarrhea, кстати, моя любимая группа. Я просто люблю их.

 

Есть группа под названием Verbal Diarrhea? Я даже не знал.

 

Нет, я пошутил.

 

Окей, извини.

 

Эй, так ты так мало сказал о влиянии. Ты упомянул пару имен. Кто из музыкантов, были теми, кто сформировали твою музыкальную индивидуальность и сказал твоему чувству уникальности и держаться за это?

 

Ну, это началось с Kiss. Они оказали большое влияние на моего 6-7-летнего Маттиаса Эклунда. Потому что это были кровь и огонь, и ты знаешь, что это было просто что-то большое, удивительное и опасное. Так что это было здорово. Я серьёзно увлёкся Kiss и я решил, когда вышел Destroyer, и Alive тоже, вот то, чем я хочу заниматься! Но потом появился Фрэнк Заппа в '81-м и сильно меня запутал.

 

Поэтому я спросил: "Мне это тоже нравятся. Почему мне нравятся сложные размеры, огонь и взрывы? Можно ли совместить сложные размеры с кровопусканием?" И я ответил: "Да, я думаю, ты сможешь! И я постараюсь это сделать!" Так что я серьёзно увлёкся Фрэнком, когда мне было 11 лет, и это было здорово. Не думаю, что я действительно понял его, но на самом деле... Это что-то делало со мной. Потом, через несколько лет, я начал еще больше снимать его, купив несколько альбомов.

 

Мне по-прежнему нравились Kiss, Iron Maiden и Judas Priest. А потом мой сводный брат сказал мне: "Эй, посмотри на этого парня. Его зовут Джанго Рейнхардт, и он играл двумя пальцами". А для меня это было "Вау! Какая хардкорная вещь! Это круто!" Это был, знаешь ли, старый цыганский джаз, но я думал, что он умеет шредить как сумасшедший. И это было потрясающе, понимаешь?

А потом я открыл для себя Mahavishnu Orchestra, и мне это понравилось. Так что у меня начались непростые времена и все такое. Моя мама всегда интересовалась индийской музыкой, а мой отец крутил записи поездов. Просто звуки старых поездов. На виниле! Так что это были Оскар Питерсон, Рави Шанкар, поезда, Sweet, Alice Cooper. Kiss, Iron Maiden? Майлз Дэвис, Джанго Рейнхардт, Slayer и всё такое. Так что для меня это в значительной степени хорошая или плохая музыка. Если вам есть что сказать, велики шансы, что мне понравится, если вы будете играть так, как хотите, и так далее. Но, конечно, Фрэнк Заппа безумно повлиял на меня в Швеции. Да.

 

А что насчёт сочинение песен? Когда ты начал писать музыку и как она звучала раньше, и какова была эволюция в написании твоих песен?

 

Ну, два моих самых ранних хита... Один назывался Homework Rots My Mind, а другой просто Go To Hell. Мы исполняли их, когда мне было 9 или 10 лет, и мои мама и папа были в Индии и... Как, черт возьми, это называется? Благовония ты называешь? Сильно воняет и немного дымит. Мы не знали, что такое дым-машина, поэтому мы просто соединили их вместе скотчем, огромную пачку благовоний в нашем классе.

 

И у меня до сих пор есть запись. Я играл на барабанах на том концерте, и после первой песни вы могли услышать, как некоторые из моих одноклассников говорили: "Не могли бы вы избавиться от дыма? У меня глаза режет" "Ну, у нас нет дым-машины, так что нам нужно подымить!" Этот класс уже никогда не был прежним. Так что да, делай то, что делаешь.

Но я начал писать песни очень рано, трёхаккордовые песни, четырёхаккордовые, и так далее. Никогда не знаешь... хорошая песня должна быть такой, я думаю, что ты должен уметь исполнить ее на банджо, если, что захочешь. Понимаешь? Я, правда, не часто гроулю. Я все еще сильно увлекаюсь гармонией. Ты можешь быть агрессивным, но тогда я должен слышать, что скажут люди.

 

Мне нравится хороший скрим время от времени, но я все еще много работаю над гармонией, тональностью, ритмом и тому подобным. Потом дело в том, чтобы украсить её, аранжировать и спродюсировать. И это сложно, но мне это нравится. Я люблю делать что-нибудь из ничего. Это действительно самый большой стимул. Чтобы войти в студию с той странной чашкой кофе и просто: "О, давай сегодня я залезу за ударную установку установкой? Нет, не вышло? Тогда попробую мандолину. Нет, действительно никаких искр не возникло". Творческие искры, знаешь ли. Тогда я сяду со своей восьмистрункой и придумаю что-нибудь. И обладать своей собственной студией - это прекрасно, потому что, конечно, ты можешь просто сделать что-нибудь, прямо сейчас: "Эй, я сделаю что-нибудь сегодня. Я напишу песню. Я запишу ее. Я запишу ее!" Понимаешь? И это здорово".

 

Я слышал, как ты говорил о том, что скука - отличный источник вдохновения. Ты можешь рассказать об этом?

 

Ага. Взять, к примеру Швецию. Швеция равнозначна скуке. Ничего не происходит. Здесь никого нет. Нет, но я думаю, что это был кто-то... Есть какое-то видео с парнем, который снимал, когда, кажется, меня спросили на мастер-классе, где-то в Голландии, кто-то спросил: "У тебя есть специальное приложение, с которым ты тренируешься?" И я начал: "Там внутри лёгкая ярость, потому что именно это мне не нравится в сегодняшних технологиях…"

 

Это потому, что я занимаюсь рок-музыкой. Это действительно так. Это извращённая версия AC/DC в каком-то смысле, понимаешь? И я втыкаюсь в свой усилитель. Я играю очень громко. Мне не нравятся рэки из Line 6. Многие люди думают, что у меня много оборудования и эффектов. А у меня ничего нет. Я включаюсь напрямую в усилитель и делаю всё с помощью своей пассивной педали громкости. Нет ни батареек, ни адаптера. Остальное - мои пальцы, понимаешь?

Что был за вопрос? Я не могу вспомнить... Да! Скука! Скука, скука. Так или иначе, мне задали такой вопрос "Вот вы занимаетесь, и слышали ли вы о таком приложении, которое может замедлять, и делать то да сё…" И я просто взбесился, и ответил: "Какое на хер приложение для этого? Проводите по 10 часов в день, как я, и дайте себе на это время, знаете ли, и дайте себе возможность действительно быть хорошим в чём-то".

 

Сегодня всё очень быстро, понимаешь? Всё должно произойти за секунду, и если к концу недели ты не станешь первоклассным гитаристом, то займись чем-нибудь другим! И у всех синдром беспокойных ног. Я сижу рядом с ними в старых самолётах, и просто: "Сиди, мать твою, смирно! Спокойно! Спокойно! Дыши! Расслабься! Почитай книгу!" Провести час, наблюдая за облаками, понимаешь. Но всё как: "На середине фильма я перейду к другому фильму", или "Проверю-ка я свой телефон. О, в самолете нет Wi-Fi? Нам пиздец!"

 

Так что, опять же, долгие прогулки в шведском лесу с собаками очень помогают. Знаешь, мне это нужно. Мне это действительно нужно, чтобы заблокировать ситуацию. Я никогда не беру телефон с собой на природу. И жить в деревне тоже хорошо. Когда я жил в городе, я был в ещё большем замешательстве. Конечно, далеко не каждый может жить в деревне, вот как это бывает. Но для меня действительно важно очистить голову и мозг. Знаешь, скука важна. Позвольте себе скучать. Это сложно, но это полезно и для творчества.

 

У тебя есть музыкальное образование? Ты когда-нибудь ходил в музыкальную или брал уроки теории музыки, гармонии?

 

Ни за что! Я законченный неуч! Я взял урок игры на флейте когда мне было 10 и возненавидел это. И всё. Я бросил школу, как я уже говорил, когда мне было 16. И всё. И однажды одна из моих старших сестер, у которой до этого были большие неприятности, выросла и стала дирижером. Очевидно, что нюханье суперклея открывает способности к дирижированию оркестром.

 

Она пришла ко мне и попросила сыграть септаккорд фа мажор. Ей нравилась какая-то песня Стиви Уандера, я думаю, Sunshine Of Your Life. И я сломал себе мозг. Я умел свиповать и рифовать и так далее, но я не знал, что такое септаккорд фа мажор. А самое унизительное - когда тебе 15-16 лет, а старшая сестра переставляет твои пальцы на Flying V с тяжёлым дисторшном, понимаешь. И приговаривает: "Нет, не туда, вот септаккорд фа мажор" Нет, больше похоже на: "Ты долбоёб!!!". Так что я просто пополз в библиотеку и вбил все, что было в этих книгах по теории музыки себе в голову.

 

И действительно, это был момент эврики. Это действительно было: "Я понял! Я понял что такое мажорный септаккорд, или малая септима или лидийский лад". Я мог играть в лидийском ладу на высокой скорости без проблем. Просто я не знал названия" И если я вместо большой септимы играю малую септиму в лидийском ладу, то это то это называется лидийским доминантовым, ладом, используемым Белой Бартоком и т.д. [Его ещё называют акустическим или гуральским ладом. Как пример – Утро красит нежным взором (кипучая могучая)… - прим. переводчика]

 

И это было действительно круто! А если я поставлю здесь эту точку, это означает, что это фа-диез. Здорово! Так что я всю дорогу занимался самообразованием, и теперь у меня с 18 лет… То есть 18й год, как у меня есть свой Freak Guitar Camp, где я сижу на своем гуру-стуле, который немного выше, чем у всех остальных, для повышения эго, а также чтобы они могли видеть мою игру. Как-то так. И у нас ежегодно собирается 70 гитаристов со всего мира. И я открыл регистрацию на это лето в прошлые выходные. Оставалось ещё несколько мест, а потом билеты снова были распроданы!

 

Знаешь, я очень признателен. Но я пишу так много музыки. Настоящая практика. Её много. У меня есть канал Freak Guitar TV на YouTube, есть целый цикл, который называется "Отращивание Собственных Усов", - это всё остатки от лагеря. И это, конечно же, также записано в нотах и табулатурах. Мы изучаем индийские японские лады, а также всевозможные ритмы и уменьшенные структуры, а также то, как написать хорошую песню, они могут встретить множество людей со всего мира, множество других гостей, отовсюду, куда я летаю.

 

Ян Зерфелд был там, Гатри Гован, и Бамблфут, и Йонас Хеллборг, и множество индийцев... Это круто, понимаешь? И для меня большая честь иметь возможность это сделать. Я снова не могу вспомнить вопрос, я просто говорю.

 

Речь шла о формальном обучении в любом виде.

 

Да-да. Нет, я самоучка. Вот и весь ответ.

 

Ты записываешь свою музыку после того, как её сочинишь, или в процессе её сочинения, чтобы запомнить идею? Или ты записываешь аудио-фрагменты то тут, то там? Как ты это делаешь?

 

Обычно это просто запись. Заходишь в студию или записываешь на что угодно, на мобильный телефон или что подвернётся, очень быстро. Также меня есть правая рука, он бывший студент лагеря, он так быстр, когда дело доходит до музыкальной нотации. Так что иногда это похоже на: "Сумеешь? Это сложная мелодия, и я объясняю, что я хочу делать..." А он тут же отвечает на имейл. Он так быстр. "Ты можешь сделать это для меня? Я дам денег. Просто сделай это!" Понимаешь? Так что иногда у меня есть целые транскрипции песен и все такое, а иногда я делаю это и сам, конечно же.

 

Я слышал что ты используешь в некоторой музыке модифицированные лупы. Я знаю, что в твоей музыке слышны какие-то индийские ритмы. Я также видел, как ты полностью меняешь представление об использовании различных предметов, и превращаешь их в музыкальные элементы [когда я впервые увидел Маттиаса, на стенде Laney на франкфуртской MusikMesse, он играл электрическим вибратором (самотыком). Подносил его к гитарному звукоснимателю, и, управляя регулятором скорости, менял высоту его жужжания, исполняя, таким образом, целые мелодии – прим. переводчика]. У тебя есть чувство мелодии, и это движет песней. Ты начинаешь с аккордов, или ты начинаешь со звука? Или с чего-то другого, что тебе нравится и как это приводит к песне?

 

Я думаю, что каждый раз всё по-разному. Иногда, очевидно, это зацепка: мелодия, рифф… мелодичный или крутой ритмический рифф. Иногда это необычные девайсы. Ну, знаешь, принтеры или дилдо, и расчёски и клипсы для шланга, или что-то в этом роде. Но опять же, я считаю, что очень важно опять же не быть странным ради странного, понимаешь? Всё, что я использую…  Это могут быть палочки для еды или что-то еще, потому что можно получить этот звук только от пластиковой палочки для еды, а не потому, что "Эй! Я хочу быть супер-особенным! Я хочу использовать палочку для еды сегодня. Ву-хууу!" И я не хожу в поисках вещей, которые можно ещё приспособить.

 

Это… Почти всё методом проб и ошибок. И поэтому, мне кажется, что это намного круче, и я не знаю… Знаешь, это работает. Расчёска, например. Я был один в номере испанского отеля, а мой багаж был где-то в другом месте. Не было вайфая. 10 часов до саундчека, а у меня только набор для выживания с борта Air France, и больше ничего. От нечего делать я просто начал прочёсывать струны, и это было как: "Здорово! Я такого раньше не слышал!" И поэтому в этом должна быть какая-то музыкальная фишка. Понимаешь? Какой-то звук, который только можно издавать.

То же самое с дилдо. Это было что-то типа: "Эй! Эй! Забавный подарок на день рождения!" И, конечно же: "Эй! У него внутри моторчик! Попробую на гитаре!" И это было ву-хууу! Понимаешь? Раньше я делал это очень вызывающе. Раньше у меня было около 10 или 15 фаллоиммитаторов, прикреплённых к моему шведскому телу, и гитара спускалась со световой фермы, я поворачивался к ней разными частями с дилдо, работающими на разных скоростях и публике это нравилось. Но это слишком надоело, и я их выбросил. Так что забудь! Но ты должен иметь какую-то фишку. Вот и всё.

 

Жизнь музыканта на самом деле очень отличается от того, что люди думают, глядя на журналы. Что ты осознал на раннем этапе, и как это повлияло на то, как ты смотришь на себя как на музыканта?

 

Ну, для меня путешествие может быть довольно тяжёлым, и опять же, когда ты… Я объехал всю планету, понимаешь? Однажды, кажется года два-три назад, я за год посетил все грёбаные континенты. Это было безумие. Это было слишком. Я помню последнюю поездку перед Рождеством, я был... ну, выступал в Германии, затем я поехал в Абу-Даби, а затем я поехал в Австралию на неделю. Переезжал каждую неделю, понимаешь? Каждую неделю разные сцены... А потом я поехал в Индонезию, играл в Джаркарте, Бандунге, затем в Китай, потом в Непал, отыграл Live In Kathmandu, вернулся в Дубай, а затем снова в Европу. И это было за две с половиной недели!

 

Я был просто мертвым куском мяса. Мне понадобился месяц, чтобы восстановиться, понимаешь? Каждый день разные часовые пояса. "О, нам нужно рано вставать, Маттиас, чтобы успеть на самолет в Шанхай". И так далее. Это было безумие. Ты спишь 3-4 часа в день, а еще ты должен быть супергероем каждый раз, когда выходишь на сцену, понимаешь? Ты проводишь двухчасовой мастер-класс или большой концерт или что-то в этом роде. И это тяжело. Это очень тяжело. И люди, когда ты с ними разговариваешь: "О, здорово, так ты был в Австралии! Ты видел кенгуру?" Да, видел, из такси в отель или с воздуха. Так что в основном ты проводишь время в вестибюлях и аэропортах, и видишь то, что никто не хочет видеть.

 

Так что у меня нет никаких иллюзий насчет того, чтобы быть профессиональным музыкантом. С другой стороны, это отличная работа, потому что ты путешествуешь по планете. Знаешь, для меня большая честь, что люди действительно приходят, и что я могу обеспечить своей семье классную жизнь, делая то, что я делаю. Так что это здорово, но это сложно. Мы только что отыграли четырёхконцертный тур по Италии в ноябре. И планирование было отличным, логистика была в порядке, всё было на высоте, это был ранний рейс из Гётеборга. Но, конечно, Lufthansa, которая была перевозчиком, у них была забастовка. Поэтому они сказали: "О, мы ни за что не успеем доставить вас в Милан". И мы встретились где-то в 4 часа утра, и это должен был быть классный день, мы должны были выспаться, наверстать упущенное и так далее.

 

Конечно, этого не произошло. Мы застряли в Дюссельдорфе, и наш багаж был украден, мы едва добрались до концерта, а затем следующие дни мы путешествовали как сумасшедшие. Знаешь, мы проводим в автобусе по 10 часов в сутки и совсем не спим. А потом в Риме, когда мы были на сцене в Риме, случилось всё это дерьмо в Париже. Ты знаешь, со стрельбой и этими ужасными вещам. И внезапно прибежали военные, и повсюду было просто безумие. И, ты говоришь кому-то:

 - А, в прошлую пятницу мы играли в Риме".

 - О, круто! Ты пил эспрессо макиато? Как погулял? Ты видел Колизей?

 - Нет, конечно же. Я торчал в холодной гримёрке.

 

Понимаешь? Вот как всё происходит. Тем не менее, я не хочу жаловаться, потому что это то, что я сам выбрал, и это здорово. Но опять же, мне 46, и я занимаюсь так долго. Так что мы не хотим заниматься хернёй. Постоянно недосыпать - не очень мило. И ты в каком-то смысле стареешь слишком быстро. За одну ночь ты твоя борода по-настоящему седеет и: "О, Боже, я похож на мешок дерьма. Мое лицо..." Ну, знаешь, мешки под глазами, да. Но ничего страшного... Глаза мертвой рыбы. Так что всё в порядке. Знаешь, я видел за год больше, чем люди за всю жизнь. От прогулок по Калькутте и до концерта в Йоханнесбурге, так что я не хочу ничего менять, но это, конечно, тяжело.

Ты играешь на гитаре, ты продюсер нескольких групп, вероятно, ты даже сдаёшь в аренду свою студию чтобы люди могли записываться, и ты можешь помочь с инжинирингом. Как ширилась и развивалась твоя карьера, и как для тебя выглядит будущее на ближайшие 10 лет?

 

Вообще-то я не сдаю свою студию в аренду, потому что я построила её как двухэтажную большую игровую площадку, правда. Так что нет стен, разделяющих барабаны. Это просто большое открытое пространство. И мне нравится, когда я могу заползти за барабаны и так далее. Но да, это хорошие вопросы, потому что, опять же, я не хочу гастролировать до самой смерти... Когда люди спрашивают:

 - Можете ли вы приехать на три месяца в Штаты и устроить тур?

 - Хаха! Ты шутишь? Три месяца вдали от шведских лесов? Нет! Мы можем приехать на две с половиной недели, и все. И ты должен нам заплатить

 

Знаешь, так оно и есть.

 

Так что мы гастролируем, но все мы родители, и все мы мужчины среднего возраста. И чтобы творить добро, ты должен... Просто я вижу много жалких друзей-музыкантов. Они гастролируют бездумно, и все деньги, которые они зарабатывают, или даже товар, попадают прямо на какой-нибудь, не знаю, странный управленческий счет или что-то в этом роде, и они возвращаются через три месяца в дороге без денег. Это не нормально! Они надрывают себе задницы, понимаешь?

Но дело в том, что мы запустим одну вещь в следующем месяце. Называется No Bull Stuff или No B.S. Organic Clothing с логотипом коровы из Freak Kitchen. Прямо сейчас у меня есть, чёрт возьми, ты должен её увидеть, прекрасная толстовка-худи, которые мы опять же производим в Индии, потому что у меня хорошие связи в Индии. Так что это действительно круто. Этим занимаются я и мой друг, который и раньше делал мерч для Freak Kitchen. И наши жёны тоже будут в этом участвовать, собирать, ну знаешь, упаковывать вещи и доставлять их. Так что это здорово, а также делать что-то хорошее для планеты, потому что швейная промышленность, конечно, полная кака, как говорят во Франции.

 

Так что это круто. А также, в прошлом году мы сняли это прекрасное видео под названием "Freak Of The Week" с Хуанхо Гуарнидо [испанский иллюстратор комиксов – прим переводчика] и командой из Диснея, а также милой парижской студией. В 2014 году у нас была книга об этом. И это открыло для меня мир анимации. Я, конечно, обожаю смотреть Disney и Pixar со своей семьёй, и внезапно родственник из очень далекого места по имени Бен Раш [американский режиссёр и продюсер позвонил мне однажды и сказал: "Эй, я работаю в Dreamworks, и Хуанхо Гуарнидо заходил к нам и показал ваше видео Freak Of The Week", и я понял: "Эй! Да это мой же дальний родственник! Мы познакомились, когда были детьми в Швеции!" И это как: " Срань господня! Я хочу работать с тобой!"

 

И вот мы начинаем кампанию Indie Go Go по финансированию его первого самостоятельного фильма. Сейчас он работает с Pixar, но хочет снять этот инди-фильм под названием Only A Dream, а я пишу для него музыку. И это тоже здорово. Я бы хотел взять отпуск на год и просто написать для него музыку.

 

Но я также начал заниматься стоп-моушном. Я люблю покадровую анимацию. Это безумие, просто делать эти анимации. И на днях одна компания, это был мой друг по Freak Guitar Camper, и он сказал, что эта компания предложила: "Мы хотели бы, ну не знаю, пять видеороликов для размещения в социальных сетях, привлекающие внимание. Во сможете их сделать?" Потому что я снял несколько короткометражек, я назвал их минималистскими анимационными видеороликами. И тут такие: "Нам это нравится! Сможешь сделать для меня пяток?" И они платят много денег, что было бы здорово! Ну и я: " Конечно! С удовольствием! Просто чтобы посмотреть, что я могу сделать".

 

И так я делал ролики 25 (или 24 в Америке) кадра в секунду, перемещая вещи, и это получилось здорово. Мне понравилось. И очень приятно присесть, потому что это отнимает так много времени, в полной тишине. Знаешь, тебе приходится принимать самые странные позы своего тела, когда снимаешь стоп-моушн, потому что ты можешь напортачить, погубив всё. И мне это тоже нравится, а потом я пишу для этого музыку, и в этом тоже прелесть современных технологий. И ты выкладываешь это на YouTube в формате Full HD, 1080p. Так что да, это здорово. Боже, я много говорю. Извини.

 

Нет, пожалуйста, не извиняйся.

 

Хорошо.

Наш сайт называется "Делай Странную Музыку". Ты сказал о том, что смешиваешь музыку Kiss и Фрэнка Заппы вроде как с изюминкой. Не мог бы ты описать эту изюминку, и что она для тебя значит.

 

Я всегда, как я уже сказал, всегда пытался "отрастить собственные усы". Но я всегда хотел оставаться на правильной стороне странностей, понимаешь о чём я? не хочу отдалять людей. Я не хочу от них огораживаться. Очевидно, я хочу, чтобы люди слушали мои вещи. Но я также хочу добавить некоторые вещи, которые выглядят необычно. Не ради того, чтобы это делать, просто потому, что мне это интересно.

 

Если я поеду в Индию, к примеру, и потрачу время в Ченнаи с детьми, хлопающими в ладоши. Когда я слушаю их, своего рода, карнатические ритмические структуры, это меня пугает! Я сказал: "Господи Иисусе! Я не знал этого! Это превосходно!" Это могут быть 8- дети, и они так сильно надрали мне задницу.  Им насрать, знаю ли я Двизила Заппу или тусуюсь с парнями из Meshuggah. Им всё равно, понимаешь? И я поражен

 

И я возвращаюсь с этим в Швецию, и пытаюсь применить это, опять же, не делая его таким, чтобы никто не стал бы это слушать. Это должно цеплять. Я всегда перед продюсированием слушаю Let There Be Rock - AC / DC и Over-Nite Sensation Фрэнка Заппы. И иногда немного Тома Петти, скажем Into The Great Wide Open, просто хорошую поп-пластинку. И спрашиваю себя: "Почему эти пластинки так хороши? И как я могу попытаться сохранить свое крутость и сделать хорошие песни, но также включить все эти интересные элементы?"

 

Потому-то Freak Kitchen не такая, как, скажем Panzerballett. Они прекрасны, но безумны. Они просто ненормальные. Каждый раз я отшучиваюсь. Мы не хотим этого делать. У нас в некотором смысле другая аудитория. Ты знаешь, мы хотим, чтобы люди... Чтобы нас слушали дети, девочки, мальчики и все такое, понимаешь. Мы можем сыграть на фестивале дэт-метал или собрать фестиваль в стиле инди-брит-поп, и мы по-прежнему работаем. Мы не хотим быть слишком далеки, потому что это должна быть хорошая песня.

 

И, конечно же, Panzerballett, ты знаешь, они делают отличную музыку, ты понимаешь, о чем я. Но Ян действительно погружается в глубины безумия и так далее. Но я всегда возвращаюсь к этой теме: "Почему эта песня Тома Петти такая хорошая? Мне она нравится. Я хочу такую мелодию. Я хочу что-то вроде этого, но я также хочу, чтобы к ней была прикреплена индийская мелодическая структура или ритм". Вот что я делаю. Но я никогда не сажусь и не думаю об этом намеренно: "Сегодня я напишу песню не 9/8, а потом воспользуюсь этой рагой". Я так не делаю! Я просто сижу перед камином со своей акустической гитарой. У меня над головой прекрасная акустическая гитара. И пишу музыку.

 

О, да, я понимаю.

 

Да, да! Вот так оно и есть. Это должно быть естественно, иначе песня будет тонкой как бумага, понимаешь? Как то так.

 

Замечательно. Мне нравится это описание. "Потому что я не хочу показывать неправильную сторону странного". Как бы я ни любил Henry Cow, я не хотел бы сочинять музыку, которую ненавидит моя жена.

 

Да, правда! Именно. И детям это нравится. Окончательное испытание - это когда вы играете что-нибудь для восьмилетних детей. Им это нравится. Если им это нравится, это хорошо. Знаешь, это действительно так. Разве могут они ошибаться? Так что да.

 

Это потрясающе. Большое спасибо, что уделили нам время. Я очень ценю это.

 

Спасибо! Спасибо! Это было потрясающе. Я пришлю тебе прикольные фоки, прикольные видюшки и все такое. Как это работает? Ты собираешься поставить его целиком? Ты собираешься выложить текст? Или как ты это сделаешь?

 

Я записываю каждое интервью. У меня есть видео треки для всех. Я редактирую видео, субтитры основных моментов. Так что да, и я занимаюсь анимацией, так что если есть фотография, которую ты хочешь, чтобы я превратил в мультфильм с тобой, я тоже могу это сделать. Но в противном случае я просто найду что-нибудь, и ты можете посмотреть некоторые другие интервью на сайте и посмотреть, что я сделал. Ты можешь что-нибудь из этого взять на заметку. Посмотрим.

 

Очень хорошо. Спасибо большое. Было приятно.

 

О, я тоже рад.

 

Дай мне знать, когда оно появится, и я распространю его, как герпес, о котором мы говорили.

 

Да, это бы действительно не помешало.