GUITARBLOG.RU

Гитарно-музыкальный исторический журнал

В продаже новые шикарные гитары FGN (Fujigen) японского производства по цене от 39 000 рублей

Kirk Hammett

 

 

Гитарист Metallica рассказывает о Ride The Lightning, Клиффе Бёртоне и уроках Джо Сатриани.

 

 

Брэд Энгл, Guitar World Online, Май 2016

Перевод с английского

Прозвищем Эдна, Metallica именовали девушек-группи, а позже статую Фемиды из тура Damage Justice

Штаб-квартира Metallica, спрятанная в неприметной промзоне к северу от Сан-Франциско, рядом с заливом Сан-Пабло, является оазисом как для фанатов трэш-метал, так и для гитаристов всех мастей.

 

Огромная студия, именуемая HQ [headquarters так и значит "штаб-квартира" – прим. переводчика], с конца 2001 года стала базой Metallica, где группа проводит репетиции, пишет музыку и тексты, демозаписи, или просто зависает. Редкий случай, когда реальность превосходит воображение! Это место превосходит все ожидания.

Нас пригласили в штаб-квартиру, чтобы поговорить с Кирком Хэмметтом о тридцатилетии классического альбома Ride The Lightning.

 

Выпущенный 27 июля 1984 года альбом продемонстрировал их растущую музыкальную зрелость и готовность рисковать. С дерзким пренебрежением к условностям, Metallica продемонстрировала агрессивный зубодробительный трэш, открывший группе известность, одновременно ступая на прогрессивную, мелодическую, и, в конечно итоге, более коммерческую территорию. Альбом Ride The Lightning не просто изменил траекторию движения группы. Он изменил курс самого метала.

 

Мы приехали в штаб-квартиру раньше Хэмметта, так что, пока мы его ждали, сотрудники устроили нам небольшую экскурсию. Всюду, куда бы мы ни повернули голову, везде можно обнаружить множество артефактов, передающих одну из эпох богатой истории группы. Самодельные фанатские баннеры, собранные с концертов по всему миру, украшают стены по всему массивному комплексу.

 

Здесь и кухонный стол, сидя на котором барабанщик Ларс Ульрих спорит с фронтменом Джеймсом Хэтфилдом в особенно напряжённой сцене из документального фильма Some Kind Of Monster 2004 года, а также электрический стул из хоррор-коллекции Кирка Хэмметта и реквизит Фемиды из тура Damage Justice 1988-'89.

Но настоящие сокровища находятся в кладовке группы. В отличие от большинства складских помещений с широкими проходами, полки в этой комнаты забиты оборудованием до самого потолка. Скользящий взгляд обнаруживает множество аппетитных гитар, от лесполов, флаин' ви и стратов до потрясающей коллекции инструментов ESP, Jackson и Warwick.

 

Обширная главная репетиционная зона штаб-квартиры переполнена ещё большим количеством оборудования. Сегодня в зале выставлен акустический арсенал группы, так как они репетируют для предстоящего выступления анплагд. Оригинальный фон сцены Ride The Lightning прекрасно вписывается в цель нашей миссии и располагается в задней части репетиционной.

 

По мере того, как мы знакомимся с содержанием штаб-квартиры, нам напоминают, что Metallica – не обычная группа. На данный момент они являются одним из самым успешных метал-коллективов во всём мире. Но хитовые альбомы, фильмы, масштабные туры и разросшиеся репетиционные студии не всегда были частью образа жизни группы. Когда тридцать лет назад вышел Ride The Lightning, Metallica были группой молодых музыкантов из района залива Сан-Франциско, жаждущих раздвинуть границы зарождающегося жанра трэш-метал и готовых пойти на всё, чтобы это произошло.

 

"Примерно в то время, когда мы писали Ride The Lightning, я брал уроки игры на гитаре у Джо Сатриани" – рассказывает Хэмметт, после того, как присоединился к нам в студии. "У меня не было машины, поэтому на уроки приходилось ездить на велосипеде. И дорога занимала у меня около полутора часов, потому что я жил примерно в сорока километрах от него. Уроки проходили в гитарном магазине. Так что, всю дорогу я, пыхтя крутил педали, и добравшись, весь потный и взмыленный хватал гитару со стены. После того, как мы заканчивали, я возвращался домой на велосипеде те же сорок километров!". Он смеётся над воспоминаниями. ""Это было весело. Я чувствовал себя как Линкольн, преодолевающий 10 километров по дороге в школу, или кем-то в этом роде".

 

В то время Metallica были четвёркой хулиганов, которые зажгли андеграундный трэш-метал своим ярким дебютным альбомом Kill 'Em All, выпущенным на индии-лейбле Megaforce в 1983 году. Но в отличие от Anthrax, Slayer и других трэш-групп того времени, у Metallica было более широкое и более амбициозное виденье того, каким должно быть их звучание. Им просто нужно было понять как это сделать.

 

По общему мнению, их басист Клифф Бёртон, трагически погибший в автокатастрофе в 1986 году, был неотъемлемой частью того, что помогло группе расширить свои горизонты. "Клифф изучал музыку в школе" – говорит Хэмметт. "У меня было понимание теории музыки, благодаря Джо, но Клифф прошёл весь путь с самых азов, и отлично разбирался в теории, гармонии и всём прочем. Джеймс по настоящему впитал в себя принцип двухголосной гармонии и принял его близко к сердцу. Он сделал это своей фишкой, но изначально она принадлежала Клиффу. Клифф также вдохновил Джеймса на контрапункт и ритмические концепции.

 

В начале 1984 года, вооружившись новым материалом и свежими идеями, группа переехала в Копенгаген (по инициативе Ларса, который является гражданином Дании), и приступила к записи с продюсером Флеммингом Расмуссеном на Sweet Silence Studios. В течение двух сессий, затянувшихся на несколько месяцев, Metallica наметили восемь треков, которые вошли бы в Ride The Lightning. Пластинка содержала разрушительный трэш в стиле Kill 'Em All (Trapped Under Ice), но также включала акустические заполнения (Fight Fire With Fire), эпические произведения (Creeping Death, For Whom The Bell Tolls), захватывающие композиции (Ride The Lightning), обширную инструментальную композицию (The Call Of Ktulu) и, что самое шокирующее, пауэр-балладу (Fade To Black).

 

Metallica, возможно, вошли в Sweet Silence как очередная трэш-группа, но вышли оттуда одной из самых востребованных групп на метал-сцене. Через несколько месяцев после релиза Ride The Lightning они были подписаны крупным лейблом Elektra и менеджментом Q-Prime. Уже завоевав аудиторию в жёстком металлическом андеграунде и с новыми покровителями, готовыми открыть группу широкой публике, Metallica вступила на путь того, чтобы стать самой главной метал-группой на планете.

Фотограф - Фин Костелло

Сегодня Ride The Lightning является классическим альбомом метал-жанра. Оглядываясь назад сквозь призму прошедших тридцати лет, как изменился твой взгляд на эпоху Ride The Lightning

 

Это интересно. Только сегодня утром я рассказывал своим детям, чем собираюсь заниматься. Я рассказал, что меня будут снимать для фотосессии на электрическом стуле. Они оба молоды, так что, конечно же, они спросили, почему? Я объяснил потому что у нас есть песня под названием Оседлай Молнию, и это один и способов рассказать об убийстве током на электрическом стуле! Потом мне пришлось сыграть им песню и спеть её текст. Они сидят, и смотрят на меня, типа Вау! [смеётся].

 

Так что я сидел с ними, слушал это гитарное соло из Ride The Lightning, и подумал, что совершенно забыл, как мы пришли к этой идее наложения нескольких записанных треков для гармонизации соло! Когда мы собирали эту песню в единое целое, у нас были готовые вступительный рифф, куплет, припев и часть инструментального бриджа. Когда всё замедлялось, и появлялась сольная часть, я вспомнил, что несколько раз переписывал эти соляки, так как они были не в тему.

 

Когда я записывал эту вещь в 1984м, мне был всего 21 год. Это безумие. В 1984 году подобное гитарное соло было чем-то особенным. Если рассматривать его в контексте того времени, это было очень современное звучание. Конечно, если посмотреть на это с сегодняшней точки зрения, то это звучит как классический рок [смеётся]. Это не похоже на сегодняшнюю норму, когда повсюду размашистые арпеджио и тридцать-вторые ноты. Я также должен сказать, что когда я слушал его сегодня утром, я понял что альбом до сих пор звучит очень хорошо. После всех этих долбаных лет, он всё ещё держится с точки зрения звука.

 

Вы всё ещё были на инди-лейбле Megaforce, когда записывали Ride The Lightning, что, как я полагаю, означало, что вы работали с небольшим бюджетом. Как вы попали в Копенгаген, чтобы записаться с Флеммингом Расмуссеном? Было ли это связано с Ларсом, потому что он датчанин?

 

Это благодаря связям Ларса. Кроме того Rainbow Ричи Блэкмора записали там пару альбомов - Difficult To Cure и Bent Out Of Shape - и они записаны очень хорошо. В то время студийное время в Европе было дешевле, чем в Штатах. Мы уже были там, потому что только что закончили европейский тур. Плюс у нас было преимущество того, что Ларс был датчанином, так что мы заключили комплексное соглашение со студией "Sweet Silence Studios".

 

Я помню, как мы приземлились в Копенгагене, и нам понадобилось несколько дней, чтобы собрать песни. Мы были на репетиционной базе Mercyful Fate в Копенгагене. Их там не было, поэтому они одолжили её нам. Итак, мы играли там, и вдруг я поднял глаза и увидел в какого-то парня, стоящего ко мне спиной. Я сразу подумал, что это King Dimond. И я такой: "О!, а вот и он сам!" А потом он обернулся, и я смотрю – ненакрашеный. Я такой: "Вау! Он без маски!" [смеётся]

 

Вы многое написали в Дании, или у вас большинство песен было готовы ещё до приезда?

 

Я помню, что Fight Fire With Fire и Fade To Black были закончены в подвале дома нашего друга в Олд Бридж, Нью-Джерси. Я думаю, что это был парень по имени Метал Джо [Чимиенти]. Прежде чем отправиться в тур по Европе, и, в конце концов, записаться в Дании, мы остановились на восточном побережье, чтобы сыграть несколько концертов. Мы знали, что должны закончить некоторые из этих песен.

 

У нас была готова большая часть Fade To Black, за исключением заключительной части, где было соло. И я придумывал его уже в Дании. Я помню, что там мы также написали Trapped Under Ice. Мы использовали быстрый рифф Exodus. Джеймс придумал припев, а я всю среднюю инструментальную часть.

 

Ride The Lightning сочинялась в разных местах: в доме в Эль-Серрито, Нью-Джерси, Копенгагене и в Лос-Анджелесе, ещё до того, как Джеймс с Ларсом переехали в Сан-Франциско.

Кирк и Джеймс

Ты сочинял материал в Эль-Серрито примерно в то же время, когда брал уроки у Джо Сатриани?

 

Да, конечно.

 

Ты помнишь какие-либо конкретные приёмы, которые он тебе показал, которые в конечном итоге попали на Ride The Lightning?

 

Всё, что я узнал от Джо, сильно повлияло на мою игру в Ride The Lightning. Он научил меня, например, понимать, какая гамма наиболее подходит для какой аккордовой последовательности. Мы изучали всевозможные безумные вещи, такие как лады, трёхоктавные мажорные и минорные гаммы, мажорные, минорные и уменьшенные арпеджио и множество упражнений. Он научил меня выбирать подходящие ноты для гитарных соло, а не просто гонять по гамме ложащейся в тональность. Он научил меня акцентировать определённые ноты, и когда переходить с мажора на минор. Он также помог мне наметить все эти вещи с хроматическими арпеджио и научил меня важности позиционной игры и минимизации движений пальцев. Это был действительно важный урок.

 

Ваша группа сделала довольно серьёзный скачок в написании песен между Kill 'Em All и Ride The Lightning. Ларс говорит, что Клифф Бёртон был важной силой, которая подтолкнула Metallica к этому новому прогрессивному направлению. Каким был твой опыт работы с Клиффом в то время?

 

Клифф был полной аномалией. И по сей день я всё ещё пытаюсь разобраться во всём, что пережил с ним. Он был басистом, и играл как басист, Но, чёрт возьми, он написал множество гитарных партий. Он всегда носил с собой маленькую акустическую гитару, которая была настроена в пониженном строе. Помню, как однажды я взял её в руки, и подумал, как эта штука вообще настроена, неужели в До? Он объяснил что так ему нравится, потому что так было легче подтягивать струны. Он всегда придумывал гармонии на этой акустической гитаре. Я сидел и играл на гитаре, а он брал бас, и сразу начинал играть партию гармонии. И ещё он пел гармонии. Я помню как Eagles выступали по радио, и он пропевал все гармонические партии, но не основную мелодию.

 

Гармония действительно очевидна и на этом альбоме, в таких песнях, как Creeping Death.

 

Абсолютно! Он написал всю гармонию Creeping Death и гармонию во вступлении Ride The Lightning. Он даже помог мне со многими гармоническими вещами, которые я играл в соло в Ride The Lightning. Помню, я думал, что он просто возьмёт бас-гитару и покажет мне. Но нет, он заставил меня выписать все ноты моего соло на листке бумаги.  Потом он схватил карандаш, посмотрел и записал: "Если ты играешь E, то потом A, потом C…" Я удивлённо посмотрел на него: Что? Но я взял бумагу и всё проанализировал. И знаете что? Это было идеально.

Клифф со своим верным Рикенбекером

Каковы были реальные впечатления от процесса записи, когда вы, наконец, пришли в Sweet Silence Studios? Была зима, а вы были далеко от дома. Помогла ли изоляция в творчестве или помешала?

 

Это было супер-креативно, но также это давило и вводило в депрессию, потому что мы были в шаге от того, чтобы стать бомжами. Все мы взялись за это, чтобы подписать рекорд-лейбл, записать альбом, и отправиться в тур. Но в то время мы были стеснены в средствах, и беспокоились о том что нас ждёт. Появятся ли концерты. Или нам позвонят, и скажут: Вы, ребята, слишком экстремальны".

 

Кроме того, нам было одиноко, потому что мы были вдалеке от дома. По крайней мере, Клифф, Джеймс и я. У нас у всех в то время были подруги, и мы отсутствовали по три или четыре месяца. Это было чувство одиночества, которое возникает, когда вы долгое время находитесь в дороге и вдали от близких. Я думаю, что это чувство отразилось в альбоме.

 

Где вы жили, пока были там?

 

Мы жили в студии. Ну, сначала мы остановились в доме нашего знакомого, но мы его полностью разнесли. Потом мы жили наверху, в пустом этаже студии. Это было безумием, потому что была середина зимы, а мы живём среди груд асбеста вперемешку с опилками, и спим на стекловате. Но мы сплотились друг с другом, потому что это всё, что у нас было на тот момент. Всех нас вырвали из привычной жизни, может быть, полтора года назад с Kill 'Em All, и мы боролись за себя. Большую часть времени мы не знали, что будем делать, и мы были напуганы. Я думаю, что именно поэтому мы так много бухали. Мы очень много выпили. На самом деле мы пили тонны до 1998 года. [смеётся]

 

Интересно, что вы так говорите, потому что в наши дни Metallica – это фирма. Вероятно, есть фанаты, родившиеся в 1998 году, которые никогда не осознают, что в какой-то момент вы были ещё одной борющейся группой.

 

Безусловно. Вы знаете, что мы на самом деле записали Ride The Lightning в два разных временных периода? Мы начали записываться, потом сделали перерыв и поехали в Англию в тур с Rods и Twisted Sister. Но когда мы приехали в Англию, тур отменили. У нас не было денег, так что мы застряли и не могли вернуться в Данию. Таким образом, мы остались в Англии на пару недель, а я просто потусовался и выпил много английского пива. [смеётся]

 

Но да, я помню время, когда у меня была только одна грёбаная гитара. Мне пришлось одолжить в студии вторую гитару для Kill 'Em All, потому что у моей не было рычага. Даже когда вышел Ride The Lightning, у меня было всего три гитары. У меня был чёрно-белый Gibson Flying V, красный Fernandes и Edna – чёрный страт Fernandes с обложки [The $5.98 E.P.:] Garage Days [Re-Revisited]. Это были мои три гитары.

Кирк, Клифф и красный Fernandes

Кстати, об оборудовании. Правда ли, что все ваши усилители Marshall были украдены в Бостоне, прямо перед тем, как вы отправились в Данию?

 

Да. И когда мы приехали в Данию, у них на всю студию было всего несколько усилков. Эта страна настолько мала, что все крупные музыкальные магазины находятся в Копенгагене. Так что Флемминг Расмуссен обзвонил все магазины и сказал: "Тащите все Маршалла, что у вас есть". Мы перепробовали их все и нашли пару, которые были хороша. Мы просто работали с тем, что у нас было. О, был один парень в какой-то группе, у которого был отлично звучащий Marshall, который мы использовали. Мы окрестили его "Лучшим Маршаллом из Дании". Мы использовали эту голову для большинства альбомов.

 

Какое еще оборудование вы тогда использовали?

 

У меня была педаль-вау [Dunlop] Cry Baby, с которой я не расстаюсь и [Ibanez] Tube Screamer. На Kill 'Em All я использовал Boss Super Distortion, потому что мой тюбскример украли. Но на Ride The Lightning и на каждом альбоме с тех пор всегда был Tube Screamer для соло. Вообще-то, мы сейчас репетируем кое-какие акустические вещи для анплагд-концерта. Мне нужен был стимул, чтобы управлять моими соло, и что мне делать? Tube Screamer. И он отлично работает.

 

Ride The Lightning стала первой записью, где вы указаны в титрах. [Хэмметт сменил предыдущего лид-гитариста Дэйва Мастейна в 1983 году, перед записью Kill ’Em All.] Было ли вам намного комфортнее в тот момент приносить свои идеи группе?

 

Несомненно. Вообще-то название "Оседлай Молнию" было моей идеей. Я взял его из новеллы Стивена Кинга Противостояние. Там есть один заключённый, и про него ,была фраза, что-то типа: "он застрял в камере смертников и готов оседлать молнию".

 

В любом случае, кода я присоединился к группе, ребята изо всех сил старались чувствовать себя комфортно. Это было не так как когда к группе присоединился Джейсон [Ньюстед] [после смерти фундаментального басиста Клиффа Бёртона], и мы не были так популярны, как когда присоединился [басист] Роб [Трухильйо].

 

В то время мы постоянно общались. Помню, сразу после записи Kill ’Em All Джеймс сказал: "Зацени это" и сыграл мне рифф Creeping Death. Но он игрался гораздо медленнее, почти вдвое. Он просто естественным образом ускорился с течением времени.

 

Средняя часть Creeping Death взята из материала, над которым вы работали во время пребывания в Exodus. Как именно она вошла в эту песню?

 

У нас были наброски нескольких песен, таких как Creeping Death, Ride The Lightning, Fight Fire With Fire и Fade To Black. Пока мы работали над этими песнями, я дал им кучу риффов. Они послушали не только мои рифы, но и демо-запись Exodus. Вот так из демо были позаимствованы некоторые рифы, такие как быстрый рифф в Trapped Under Ice и Die By My Hand из Creeping Death, который я написал, когда мне было лет 16 или 17.

 

Авторство Ride The Lightning также частично приписывается вашему предшественнику Дэйву Мастейну. Вы сознательно строили соло так, чтобы действительно отличаться от него?

 

Он не имеет никакого отношения ни к одному из гитарных соло на Ride The Lightning. Такова была скорее ситуация с Kill ’Em All. На той записи я был "новым парнем на районе". Я подумал, ладно, я начну соло также как Дэйв, а потом уйду куда-нибудь в сторону. Его и мой подходы – совершенно разные, когда дело касается соло. Для меня Ride The Lightning – это первый раз, когда появился шанс, чтобы придумать гитарные соляки в Metallica с чистого листа. И это был чертовски удачный день!

 

Первая песня, Fight Fire With Fire, начинается с акустического вступления, которое является громким вызовом, после того трэш-рубилова, из которого состоит весь Kill 'Em All.

 

Акустическая пьеса принадлежит Клиффу! Клифф написал его на акустической гитаре в пониженном строе, о которой я рассказывал. Он по-настоящему хорошо играл на гитаре, и отлично разбирался в классических оркестровках. Это вступление – было его произведением. Мы его услышали и вставили в Fight. И это сработало фантастически. Мы знали, что это станет первым треком. В этом не было никаких сомнений.

 

Я заметил, что инструменты на For Whom the Bell Tolls настроены чуть выше относительно открывающего песню колокольного звона.

 

Нет. Это колокол звучит чуть ниже. [смеётся] Нет, дело не в нас… Дело в колоколе! Опять же, автором этого басового вступления был Клифф. Он постоянно играл его на саундчеке. Я помню, как услышав его в первый раз, подумал: Вау! Странный, блядь, рифф! Это не было похоже ни на что из того, что я когда-либо слышал.

Fade To Black вызвала недоумение у фанатов в то время, поскольку была балладой. Но с технической точки зрения мне интересно, была ли запись этой композиции более сложной, потому что вы все не могли спрятаться за стеной громких гитар?

 

Я понял, что некоторые из самых сложных для записи вещей не обязательно являются технически сложными или технически требовательными. Помню, как я потратил нелепое количество времени, чтобы записать арпеджио из трёх нот, которые я играю на протяжении всего произведения, потому что мы хотели, чтобы интонация была правильной. Во время записи, помню, что никак не мог рассчитать свою силу, чтобы они не высили в момент атаки. Поэтому я потратил уйму времени на то, чтобы добиться мягкого звукоизвлечения для безупречного перезвона. Для чего-то, что звучит так, что на первый взгляд, кажется что для этого достаточно 15 минут, может понадобиться около трёх-четырёх часов. Никогда не знаешь, сколько времени займёт запись. Самые простые вещи могут занять вечность, а самые сложные – пару дублей.

 

Эта песня также была спорной из-за своего текста, который касался самоубийств. Вы удивились, когда родительские комитеты [вроде PMRC, возглавляемого долбанутой на всю голову Триппер Гор, жёнушкой сенатора-дебила, а затем и вице президента Эла Гора (фальсификатора выборов и пропагандиста теории глобального потепления) – прим. переводчика], начали обвинять Metallica в пропаганде суицида?

 

Мы этого не ожидали. Когда они наехали на нас, я подумал: зачем эти люди зря тратят время? Во-первых, это просто музыка. Во-вторых, это искусство. В-третьих… Они действительно серьёзно? [смеётся]

 

В инструментальной композиции The Call Of Ktulu звучит довольно эпичное гитарное соло. Насколько сложно было объединить всё это?

 

Это была ещё одна композиция, где был грубый скелет основного рифа и модулирующая вверх прогрессия. Я помню, как впервые услышал её, и подумал: Это чертовски потрясающая вещь! Мы продолжили работать над ней, и она стала больше, длиннее и… претенциознее. [смеётся] Но когда тебе чуть больше двадцати? Но когда тебе чуть за двадцать, у тебя не так много перспектив, чтобы знать, когда что-то - претенциозное. Когда дело дошло до гитарного соло, я был как, блядь, в аду. Это трехминутное гитарное соло! Я знал, что должен был наполнить его мелодичным материалом, и я не мог просто разделить его на части, иначе оно бы звучала одномерно. Я знал, что мне нужно было добавить немного динамики и мелодии, чтобы удержать внимание слушателей.

 

Тебе раньше приходилось делать много подготовительной работы и составлять план?

 

Собственно, это то гитарное соло, где я был наименее подготовлен к записи. У меня была готова только половина, и большую часть мы доделывали в студии. И по какой-то причине, я решил удвоить соло. Его было недостаточно, чтобы сыграть всего один проход; я должен был сыграть то же самое дважды! Причина, по которой я обращаю внимание на тот факт, что я удвоил соло, заключается в том, что есть одна нота, которую я в одном месте подтягиваю, а в другом нет. Но может быть это придаст ему интересный Ктулху-эффект.

 

Вам понадобилось почти 30 лет, чтобы исполнить Escape живьём. Зачем было так долго ждать?

 

Да, мы впервые сыграли её на Orion Fest [в 2012 году]. В то время мы думали написать песню, которая была бы немного более доступной и мелодичной, с меньшим количеством металлического рубилова. Она также была в тональности Ля, которая для нас довольно редка. Escape также была последней вещью, что мы записали для альбома в студии. У меня не было никаких идей, так что гитарное соло было одним из самых трудных для записи. Песня была в основном попыткой написать что-то, что привлекло бы внимание радио. Но с нами этого никогда не происходило. Они проигнорировали эту песню… Вместе со всем остальным!

Ride The Lightning был выпущен на Megaforce в июле 1984 года. Но вскоре после этого Metallica были подписаны Elektra, которая переиздала альбом позже в том же году. Получив контракт с крупным лейблом, вы радикально изменили свой стиль жизни?

 

Что ж, было приятно осознавать, что мы наконец-то попали на мэйджор, это то, к чему мы стремились всё время. Но сначала никто из мэйджоров не интересовался нами. Самое удивительное, что всё это произошло за один вечер. Мы играли в Roseland Ballroom в Нью-Йорке после того, как записали Ride The Lightning. Тем вечером мы подписали контракт с Elektra, Q-Prime [менеджмент] и ATI, которая в то время была агентством бронирования. Все три события произошли тем вечером, и мы даже не так хорошо играли! Мы вышли на сцену и играли, но мы не выкладывались, как обычно, и были немного небрежны. Так что мы вышли со сцены, и мы были немного расстроены, говоря: Чёрт возьми, они не подпишут нас. Они вообще еще здесь? Потом за кулисами подошли представители Elektra и сказали: "Чертовски офигенное шоу, вы, ребята, были потрясающими!" [смеётся] И Q-Prime сказали: "Мы определённо работаем с вами, ребята. Поздравляем!" И мы все смотрим друг на друга, типа: Правда?

 

После всего этого мы были очень взволнованы. Подписание контракта с Elektra означало, что наша пластинка будет доступна во многих местах, что было бы невозможно с независимым лейблом. Мы знали, что сможем гастролировать намного комфортнее, в настоящем туристическом автобусе, и с лучшей рекламой. И, что наиболее важно, мы знали, что в финансовом отношении нам будет лучше, поэтому мы могли бы сделать альбом с лучшим звучанием, которым, конечно же, в конечном итоге стал Master Of Puppets.