GUITARBLOG.RU

Гитарно-музыкальный исторический журнал

В продаже новые шикарные гитары FGN (Fujigen) японского производства по цене от 39 000 рублей

Angus Young

 

 

Интервью с Ангусом Янгом

 

Джефф Гилберт

Профессор Рифф

 

Guitar World, Февраль 1991

Перевод с английского.

 

Небольшое предисловие переводчика: Сегодня этот материал читается совершенно по новому, и ещё актуально, несмотря на прошедшие почти 30 лет. Я наткнулся на него, разбирая мукулатуру, свезённую на дачу, и решил опубликовать перевод. Это интервью было взято на фоне успеха их альбома The Razor's Edge, реабилитировавшего группу после затяжного кризиса ‘80х, когда альбомы AC/DC стали выходить реже, а Flick of the Switch и Fly on the Wall неожиданно провалились в продаже везде, кроме родной Австралии. Старая гвардия поклонников по прежнему оставалась верна группе, живые концерты, по прежнему, собирали стадионы, но с продажей пластинок дело было гораздо хуже. Молодёжь переметнулась в стан глэм-рока. Вышедший в 1990 году The Razor's Edge не только закрепил успех предыдущего Blow Up Your Video, но и вывел группу на уровень суперзвезд. Авторский перевод немного смягчён, в оригинале Джефф хоть и не матерится, но пестрит шутками на генитальную тематику. Я не стал сканировать оригинальные фотографии, сопровождающие статью, там их и было всего-то две, гораздо больше рекламных блоков. Просто заменил их наиболее похожими, сохранив оригинальные подписи.

 

 

 

Профессор Рифф

 

Их новый альбом – бомба! Их творческий кризис преодолён. Ангус Янг и AC/DC снова в ещё более чёрном! [автор проводит аналогию с названием альбома 1980 года. примечание переводчика.]

Два мужика, Три аккорда: Ангус с Gibson SG и вокалист AC/DC Брайан Джонсон не дадут вам уснуть всю ночь напролёт.

 

 "Большинство песен в наши дни кажутся написанными ради риффов. В песне, сочинённой гитаристом, как я его называю "Громким гитаристом", бедному певцу остаётся маневрировать между взрывными атаками этого парня".

 

Он выжимает пронзительные соляки из грифа бедного Gibson SG со всей грацией пьяного дантиста; его пальцы практически спотыкаются о лады. Такие руки, чаще всего встречаются у мясников, игроков в пинбол или армрестлеров. Тем не менее, руки Ангуса Янга создали одни из самых запоминающихся риффов за всю историю рока, как Whole Lotta Rosie, Highway To Hell и You Shook Me All Night Long. Эти фирменные лики не только выделили AC/DC из всего гаражного буги-рока, но и доказали, что для настоящего рок'н'ролла может быть достаточно трёх аккордов и полной громкости чтобы быть горячее, горячее и горячее! [автор опять ссылается на творчество группы в выражениях "whole lotta volume", и аналогии с Get it Hot. примечание переводчика]  

Сейчас Ангус расслаблен, он присаживается. Трудно поверить, что он будет делать что-либо, кроме того, чтобы лупить по струнам и ходить уткой, как какой-нибудь гипер-пасынок Чака Берри. Даже его знаменитые коленки, покрытые шрамами от слишком многих неудачных встреч с жестоким мистером полом, скрывают обычные синие джинсы; его знаменитые шорты заперты в гардеробной.

Новый альбом AC/DC, The Razor’s Edge, стремительно поднимается на вершину чартов и энергии Ангуса хватит, чтобы разнести всё вокруг. Он и группа готовятся отправиться в мировое турне.

Гитарист рассказывает анекдоты, часто усмехается своей придурковатой улыбкой с резиновыми губами и, не замолкая, чешет языком. Но все знают, что может сказать всё своей гитарой. И тремя аккордами.

 

GUITAR WORLD: Для меня большая честь говорить с великим Ангусом Янгом ...

ANGUS YOUNG: О, я бы и не догадался, что это большая честь!

GW: Ну, у меня до сих пор есть один из тех картонных промо-кардбордов For Those About To Rock. И все твои альбомы.

YOUNG: Тогда это должно быть действительно большая честь. [смеётся]

GW: Теперь, когда нам наконец то довелось поговорить… Ты всё ещё используешь Marshall? [речь идёт о моделях плекси, а не о брэнде в целом примечание переводчика].

 YOUNG: В основном. В студии мы с братом всегда используем усилители Marshall. Нам нравится их простота. Иногда мы используем по паре стэков каждый, иногда по одному, если думаем что этого достаточно. В основном мы используем 100 и 50-ваттные головы.

GW: Вы пришли к этому сетапу довольно давно, не так ли?

YOUNG: Ну да, нам всегда нравилось как они работают.

GW: Получается, всё что нужно гитаристу - это усилитель и ручка громкости.

YOUNG: Да вы сами всё знаете. Были бы пальцы – сыграем.

 GW: Что вы думаете обо всех этих высокотехнологичных гитарных гаджетах на рынке? Кажется, гитаристу уже даже не обязательно так много практиковаться, чтобы звучать лучше, чем есть на самом деле?

 YOUNG: Если вы заметили, большая часть этого оборудования поставляется из Японии. И AC/DC никогда не были группой, которая любит звучать по-японски.

GW: Вы на самом деле пробовали какое-нибудь новое оборудование?

 YOUNG: Я много всего этого повидал за эти годы. Я мог бы взять драм-машину или что-то в этом роде. В целом, тем не менее, я всегда находил, что оборудование, особенно техническое оборудование, из Америки, звучит лучше. Можно сказать: "Я думаю, что многие вещи, которые приходят с вашей стороны, всегда на простом английском языке, [смеётся]. Вместе со многими японскими вещи, они должны продать вам словарь. Это как читать Грозовой Перевал" [литературное произведение середины девятнадцатого века, давшее начало направлению "женский роман". Не читал, но осуждаю. Предполагаю, что он написан тяжёлым и нудным слогом, как наша Война и Мир, и выносит мозг школьникам, изучающим английскую литературу. примечание переводчика].

GW: Вы делаете что-то особенное в студии, например, наклоняете свои колонки или настраиваете их определенным образом?

YOUNG: Больше всего мы шаманим с расположением микрофонов. Я думаю, что для любой группы, особенно для такой гитарной, как мы, стоит потратить больше времени на микрофон, а не на педалборд, и использовать для этого все подручные средства. Мы всегда стараемся получить наилучший сырой звук, какой только возможно. Я думаю, что если вы потратите несколько дней, чтобы добиться этого саунда, вы, в конце концов, избавите себя от множества головных болей. Когда вы обрабатываете его эффектами, ими легко управлять, но гораздо сложнее получить приемлемый исходный звук.

GW: Какие шаги ты предпринимаешь, чтобы подготовить свои соло в студии? Похоже, ты просто втыкаешь ...

YOUNG: . . .и даю рок. Я знаю всего одно соло [смеётся], и сделал на нём карьеру.

GW: Многие молодые гитаристы в наши дни стремятся стать гитарными героями, и, прежде всего, уделяют внимание технике.

YOUNG:  Задротов всегда хватало. Но я действительно не смотрю на этих новых гитаристов. Я могу зажечь, когда захочу. Но, как я всегда говорил, я могу повыпендриваться дома; но я играю перед публикой. Бьюсь об заклад, половина аудитории даже не узнает об этом, если гитарист думает: "Я сейчас сыграю этот крутой пассаж! Ой, бля, я всё испортил. Сейчас я всё переиграю  снова." [смеётся]

GW: Так как вы продолжаете придумывать эти великолепные риффы?

YOUNG: У меня великолепные уши.

GW: Вы автор некоторых из величайших гитарных риффов в истории рока…

YOUNG: С гитарными риффами мы всегда ищем что-то особенное. Мы всегда замечали, что гораздо сложнее придумать что-то простое, но цепляющее. И многое завязано на ритме. Мы стараемся, если сможем добавить больше блюза, больше ритма. Наши риффы уносят вас, хотя мы не знаем куда.

GW: Какая твоя любимая тональность для записи соло?

YOUNG: Обычно, в первую очередь, я следую за своими пальцами. Я не против сыграть что-нибудь в тональности Ля или Ми, Возможно. Но ведь и Си не так плоха. Некоторые гитары, как [Gibson] SG, похоже, созданы для Си. Я не знаю, почему это так.

GW: Я никогда не видел, чтобы ты играл на чём -нибудь, кроме SG.

 YOUNG: Они лёгкие. Настолько лёгкие, что позволяют не думать о них, сосредоточившись на игре.

GW: Ты играл на чём нибудь ещё?

YOUNG: Я пробовал Les Paul, когда был намного моложе. Я попробовал Les Paul, и из за веса, он чуть не вывихнул моё бедро. Я понял, что для такого невысокого парня – пять футов, два дюйма, гораздо больше подходит SG.

GW: Ты пробовал что-нибудь из современных гитар?

YOUNG: Скутера! Вот как они выглядят для меня. Все эти дикие формы и цвета. Что случилось с простыми цветами, такими, как чёрный и коричневый? Знаешь, ничего из этого дерьма в стиле ар-деко! Бьюсь об заклад, эти дизайнеры родом из Восточной Африки...

GW: Вы, вероятно, повлияли на продажи SG больше, чем кто-либо в мире.

 YOUNG: Да, я думал об открытии магазина, магазина коричневых SG…

Вы можете выбрать любой, только если он будет коричневым!

GW: Какие три компонента должна иметь типичная песня AC/DC?

 YOUNG: У неё должен быть хороший ритм. Это должен быть рок. Это первое требование. Я также предпочитаю песни в энергичном темпе. Если песня медленнее, скорее всего она будет немного капризная, и понадобится что-то дополнительное, чтобы её разнообразить. И это должна быть действительно песня, а не просто набор риффов. Она должна течь естественным путём. Большинство песен в наши дни кажутся написанными ради риффов. В песне, сочинённой гитаристом, как я его называю "Громким гитаристом", бедному певцу остаётся маневрировать между взрывными атаками этого парня. Некоторым из этих чуваков придётся тяжело, и они, в конце концов, покинут сцену. [смеётся]

GW: Какое своё соло на The Razor’s Edge ты считаешь лучшим?

YOUNG: Вероятно это заглавная песня. Я думаю, она выделяется своим напором. Я попробовал там в нескольких небольших кусочках свои силы в фингер-пикинге и мне это очень понравилось.

GW: Я никогда не видел, чтобы ты применял тэппинг.

YOUNG: Вы имеете в виду постукивание ногами [смеётся]. Или что-то на голове? Серьезно: нет, я этого не делаю. [одно из значений слова tapping – постукивание, вероятно, это была шутка. примечание переводчика,]. Уже слишком много тех, его использует. Так, что, я думаю, эй, пока они делают то, я буду делать другое. Это не соревнование.

GW: Как насчёт самого лучшего твоего соло из всех?

YOUNG: Альбом, на котором мы играли больше всего гитарных композиций, был, вероятно, Let There Be Rock. В этом альбоме много гитарных соло и много брейков. Мне очень нравятся некоторые из них. Песня Let There Be Rock стала для меня особенной. Я помню, как мой брат Джордж говорил в студии: "Давай, Анг, давай здесь кое-что изменим". И каждый получалось что-то новое. Мне было очень весело на этом альбоме.

На последней сессии, я помню, как в конце взорвался усилитель. Я закричал: "Эй, динамики горят!" Вы можете себе это представить в студии? Кругом дым, искры, всё пылает! Он [Джордж] продолжал орать на меня: "Продолжай играть! Не останавливайся! Продолжай играть!" [смеётся]

GW: Все ваши альбомы звучат так - как будто вы играли в огромной бешеной ярости.

YOUNG: Да, это то, что мы делаем лучше всего. Мы не любим работать в больших студиях с изолированными помещениями. В них не хватает этой сырой энергии.

GW: У вас были какие-нибудь забавные эксперименты во время записи этого альбома?

YOUNG: Я думаю "веселье" – это то, что всегда сплачивает нас. Мы всегда немного валяем дурака. Самая смешная песня на этом альбоме Mistress For Christmas. Эта песня о Дональде Трампе. В то время он был большой шишкой, поэтому мы подумали, что нам будет весело и прикольно.

GW: Ты упомянул важность ритма в ваших песнях. Ваш новый барабанщик, Крис Слэйд, действительно жёсткая основа ритма AC/DC. Это должно облегчить вам работу.

YOUNG: Это верно. Даже не смотря на то, что он не такой крупный. Если бы у него были волосы, это могло бы его немного утяжелить. Но он сбривает  их. И из-за  этого он выглядит брутально. Я не знаю, видели ли вы видео Thunderstruck. Ты мог видеть, как дрожат мои колени! [смеётся]

GW: Ты энергичен в этом клипе.

YOUNG: Те клетки, которые вы видите в видео, были не для того, чтобы оградить группу от фэнов, а чтобы оградить фэнов группу от группы, [смеётся]. Мы были настолько непредсказуемы, что съёмочная бригада сказала: "Мы должны установить камеры в нужных местах, но не можем предсказать вашу траекторию, мистер Янг".  Мне действительно пришлось взять с собой гида, чтобы он направлял меня.

GW: Этот клип показывает, что такое настоящие AC/DC!

YOUNG: Да, тут нет ни сисек, ни мини-юбок. Современные клипы невозможно отличить от рекламы.

GW: Ты упомянул, как весело и кайфово вам работать в студии, но прошло так много времени с тех пор, как вы последний раз записывались.

 YOUNG: Это правда. Когда мы писали наш последний альбом, Blow Up Your Video, мы были в туре в течение всего 88-го. Грубо говоря, у нас было всего около четырех недель за весь год на запись. Мы мотались по странам. Это обычная рутина AC/DC.  Мы выпускаем альбом, а потом мотаемся по гастролям. И совсем немного времени остаётся на запись нового материала.

GW: Кажется, прошло уже почти три года...

YOUNG: Это не так плохо, посмотрите на Rolling Stones. Я думаю, это хорошо, что они все еще могут зажечь.

GW: Я видел роллингов в прошлом году, гитара Кейта Ричардса по прежнему не настроена

YOUNG: [кивает] Это не мешает ему зажигать.

GW: Многое из вашего нового материала звучит так, как будто оно пришло из периода Back In Black или For Those About To Rock. Песня Thunderstruck даже немного напоминает мне Who Made Who.

YOUNG: С AC/DC мы как когда-то начали играть рок, так и продолжаем. Точка зрения критиков всегда одинакова: "Они выпустили новый альбом, и он точно такой же, как предыдущий". Я слышал это уже 15 раз, после каждого альбома. Каждый раз!